Лирика магаданского периода

Я нежно в «Ауру» войду,
Прижав застенчивые плечи
И в глубине тебя найду
Тепло, сокрытое от встречи.

Ты будешь резко холодна,
Метаться между мной и сыном
И упрекать, что ты одна
Из-за меня совсем остыла.

Я молчаливо обниму,
Прижав к губам бугры Венеры.
Все, без стеснения, вернут
Долги, напруженные вены.

Смеяться будешь и рыдать,
Играя роль прекрасной Евы.
Попросишь карты оправдать
Судьбу, «Свято-пречистой Девы».

Я грубо в Ауру войду
И отвлеку от глупой ереси.
Овалы бедер привлеку
И увлажню губами прелести.

Ты полетишь в глубинах Тайн,
Давно обжитого Созвездия,
Дрожать начнет вокруг дизайн,
Заждавшийся огня возмездия.

И запах плоти растворясь
Вокруг любимейших предметов,
Забьет не убранную грязь
Других, куривших сигареты.

И ты поймешь, что я был прав,
Не тронув степени Свободы!
Хоть скуден был твой гонорар
И пробежали быстро годы, –
Не укрощен свободный нрав,
Не унесли желанье воды…

По-хамски в Ауру войду,
Согнув податливые плечи,
В древне-японскую дугу,
Чтоб от стыда погасли свечи.

Судача шторы зашуршат,
Дверь заскрипит от удивления.
Воды холодной лишь ушат
Тебя вернет из рук забвения.

Молча шампанское допьем,
Друг друга мило соблазняя.
Под душем еще раз умрем,
Любовь вулканом извергая.

Я унесу тебя в постель,
Укрою, сам изнемогая.
Сквозняк закроет тихо дверь
И, моя грудь – твоя, родная…

mv «Flag Supplier» p. Singapore, 08.10.97. R.V.A.

* *

Я унесу тебя в постель
После годичного изгнания,
А за спиною хлопнет дверь,
Стыдя за долгое скитание.

В начале будешь холодна,
К изгою снова привыкая,
Ведь целый год тебя ждала,
Произнесешь, грудь прикрывая.

Бокалов, полные вина,
Амбре стремительно вольется
В запах цветов, и, кутерьма 
Во тьме бесстыдная начнется.

Мной будет сорвана вуаль,
Вину мужскую сознавая.
Ты – моя Верности Медаль
Обнимешь, мышцы узнавая.

Запах цветов, вина и пота,
От сигареты сизый дым –
Деталь милейшего комфорта,
Божественный земной интим.

Я принесу тебе в постель
Душистый, ароматный кофе,
И, мы продолжим канитель
До нового, в моря, отлета.


mv «Flag Supplier» 25.10.97, r. Bin-Qasim, Pakistan, 
R.V.A. It is my Happy Birthday!

* *

Боль не снимает ностальгии
Обычный нитроглицерин.
Душа неистова в порыве,
На грани, из последних сил, 
Стихи рифмует не для пира,
Проклятия – Всевышней силе,
Для всех двенадцати Светил!

Рабы, в сценарии Шекспира,
Собрались под знамёна Лира, –
Архиерей отправил в мир,
Иной, без слёзного надрыва,
Перекрестил путь панагией
В ад двери чёртовы открыв.

Насильно сосланный «эмир»,
Услады милой жаждал Музы.
Поэтам всем «устроил пир», 
Поверженным в правах, «кумир»,
На Колыме! Как в сетке лузы 
Горя хлебнул, оставил узы,
Порвав иллюзию «любви»,
Разрушил словно Сиракузы
Я, сатанея, стены рушил,
Партийной вотчины Страны.

На камне камня не оставив,
Как варвар бешенный младой,
На крупе взбешенной гнедой,
Рубил с плеча, не зная правил.

След рифм унял дороги пыль, 
Прибив потоками с извилин.
Кристаллы соли, поостыв,
Глаза кололи мне, вне силы
Бога и Чёрта, – обессилила
Не сказка, – истинная быль…

Устав, гнедая околела…
Вместе со мною смерть презрела.
Блестит зрачок при лунной мгле.
Ржала по-своему, – так пела,
Сухарь один со мною ела,
В слезах я предал прах земле.

Похоронил собственноручно
Подругу верную в пути,
Оставив щит, копьё, стихи,
Салютовали рифмой звучной,
Со старой Лирой, Музой тучной,
Ей, как поэт, отдал долги…

Букет стихов о Колыме(!),
Картину запахов озвучив,
Вскрывает рифмой Память мне, 
С Правом на Право, при луне,
Обняться со строкой созвучной!

25 октября 1986 г, Магадан. V.A.R.

* *

Вулкан Любви всё извергает пепел.
Укрыты слоем: чувства, страсть, обман.
А так недавно был великолепен!
Божественных не принимал отметин,
Природный предпочёл дурман.

Смерть наступает. По углам судачат:
Огонь потух, все шепчут, – навсегда!
Сочувствует и искренне кто плачет,
И даже тем, от радости кто скачет,
Излить вулканом чувства – никогда!

Смерть наступила. Позабыты сроки.
Никто не вспомнил и не помянул.
Кому нужны посмертные пороки? –
Тайну причин уносит смерть, истоки
Любви и лжи, – кого, кто обманул…

Смотрю я на потухшие вулканы.
Средь множества увядший Исполин!
Раны у кратера сохранены от славы…
Их заживляли, извергаясь лавы
Из чувств Любви, я помяну – один!

У каждого свой крест, своя планида!
Печальная закончилась Судьба…
Им Счастья возводилась Пирамида(!), 
Подобных нет, среди дворцов эмира,
Но, этого не поняла Она!


2 апреля 1988 г. Охотское море. V.A.R.

* *

Вулкан любви наш извергает пепел
Под слоем толстым мы погребены.
Без оптимизма ожидаю ветер,
Когда подует, с южной стороны.

Ложится пепел, омертвляя почву.
Дымит вулкан, излив себя до дна.
Объяла склоны явью полуночной
Свидетельница – скорбная луна.

Вулкан потухнет. Еще тёплый кратер
Зальёт с небес кристальная вода.
Укроет снег, мороз скуёт и Fatter,
Наденет шапку смерти изо льда.

И, никогда не будет больше ахать,
Рыдать, гудеть и изливать мечту,
Кричать от счастья, от него же плакать,
В архиве строк на склоне лет прочту

Я: дату, месяц, год его рожденья,
Час взрыва, место! Влажной тряпкой пну,
На полках пыль мне состыкует звенья,
Вулкана жизни, воссоздав Судьбу… 


10 февраля 1988 г. Охотское море. Вулкан Тятя.
Курильская гряда. V.A.R.

* *

Заказал разговор сгоряча, по ошибке.
Обычно звоню своей сказочной рыбке –
Бывшей, любимой, родной…
Вместо того чтоб послать открытку –
Перезвонил, – от попытки к попытке
Не понимая, – «глухонемой»!

Нас, по законам Страны, не уродины
Всех принесло на волне, в категории
Бывших, любимых, родных…
Здесь осознали бесценность пародий,
Материковых родных акваторий,
Не понимающих, глухонемых…

Яркие, видел, на Севере Дальнем 
Судьбы, разбитые властью, опальные,
Бывших, любимых, родных…
Все посылали, в минуты молчания,
Кто от любви, кто от боли отчаянья
SOS, для спасения, глухонемых…

Приступ пройдёт и наступит затишье.
Память срисует цветущую вишню,
Бывшей, любимой, родной…
Мысли вручали несказанно пышно
Тюльпаны и розы, пионы, что – лишний,
Не понимая, глухонемой.

Разговор заказал сгоряча, по ошибке.
Нет больше сказки и сказочной рыбки,
Бывшей, любимой, родной…
Девушка! Будьте любезны, снимите
Сказку-заказ, а меня – извините, –
Ваш абонент – глухонемой…

05 февраля 1988 г. Охотское море, R.V.A.


* *

Осенний срез! Разгневанно лозу
Настиг врасплох, не упустив слезу:

– Зимой не смог ты сохранить в тепле,
Я – черенок обрезанный в руке.

– Смертельным оказался срез косой.
Не оживляем раннею весной:

– Иссохла я! Все почки омертвели,
Не услыхать рассветной трели.

– Не истекать весеннею слезой,
Не быть мне больше маточной лозой.

– От солнца не укрыть в тени друзей,
Не испытать всей тяжести гроздей…

– В Крыму, я помню: – Было Бабье лето,
А твоим срезом песнь любви допета…

– Твоя вина – в увядшем шлейфе грез
И в жажде к соку молодых берез…

– Судьба моя – быть срезанной тобой,
Характерной, подвластною рукой…

– Костёр горит! Брось и сожги до дотла,
Коль срезал, вопреки, со зла!

– Бросай скорей! – Спасибо, опустил
Свою любовь, которой не простил…

Блеск молнии! Дождь окропил, любя,
Грех отпустил, Всевышний, бытия…

*
14 сентября 1988 г. п. Советская Гавань. V.A.R.

* *

Напрасно ждал я из неё слезы! –
Осенний срез, в руках моей, лозы…

Смертельным оказался срез косой,
Не оживлен божественной росой…

Зимой холодной торопил весну,
Хранителем огня не отходил ко сну…

Лоза суха, все почки омертвели!
Не услыхать ей дачной трели…

Не истекать хрустальною слезой,
Не быть ей больше маточной лозой!

Не испытать боль тяжести гроздей,
Не укрывать в тени своих друзей…

В Крыму в разгаре было «бабье лето»,
А песня девичья по-девичьи не спета!

Вина моя!? Я сделал рано срез?
Как говорят, – попутал хитрый бес!

В ладонях спит безжизненно лоза.
Гнев проявила в облаках гроза…

Горит костёр. В огонь я опустил
Свою лозу, которой не простил…

Блеск молнии! Дождь окропил меня,
Грех отпустил, Всевышний, бытия?



13 сентября 1988 г, Советская Гавань. V.A.R.

* *

Напрасно ждал я Исповедь слезы, –
Осенний срез в моих руках лозы…

Зимою согревал и веровал в весну.
Хранителем огня не отходил ко сну.

Смертельным оказался срез косой, 
Не оживляем в теплоте весной.

Она суха, все почки омертвели…
Не улыбнутся, восторгаясь трелью…

Не истекать хрустальною слезой
Не быть ей больше маточной лозой…

Не испытать шарм тяжести гроздей,
Не укрывать в тени былых друзей…

В Крыму в разгаре было «бабье лето»
Мной песня прервана, а ею не допета…

Вина – моя? Я сделал рано срез? –
Как говорят, – попутал хитрый бес…

В огонь костра мной брошена лоза,
И, по щеке, скатилась вдруг слеза…

Но, не моя! Так плачет виноград! –
Гроздь упустила каплю, на «парад».


13 сентября 1988 г. Сов.Гавань.

* *

«Пропади всё пропадом»!
Заглушил я хохотом
Крик своей Души.
Трёхэтажной сочностью,
«Деву непорочную»,
Обложил в тиши.

Пропадая пропадом,
Улетает с хохотом
Дым, а с ним стихи!
Превращают всполохи
В пепел листов ворохи,
Знать за все грехи…

Пропади всё пропадом!
Мести женской поводом,
Сожжены мосты.
Запрещенным доводом
Ритм и рифмы взорваны,
Сквозь, пройдя посты.

У финала новости
Трепетало доблестью
Сердце, бьют виски: –
Каково ничтожество
Женского убожества,
Чтобы сжечь стихи?

От стихов избавиться –
Значит, не понравиться
Будущим стихам.
Дай ей Бог, оправиться! –
Рифмой мне прославиться,
Вопреки грехам.

Владивосток, 27.11.99, R.V.A

* *

Прости меня ты, наконец, прости,
Финала соль и высохшие розы!
Концы с концами не смогли свести
Любви и Долга спутанные грёзы…

Простил тебя, уже давно, простил
За проданные с аукциона «розы»…
Из памяти давно всё смыл, –
Вновь посажу, но белые березы.

Забудь меня и продолжай идти.
Тепло найти сумеешь – твоё право!
Достигнув центра Млечного пути,
Мы разошлись, ты – влево, а я – вправо…

Простим друг другу, навсегда простим
В саду не срезанные в осень хризантемы.
И до конца всей жизни запретим
Вновь поднимать болезненные темы.

Забудь победоносный смех,
Прошедшего моряцкие притоны.
Первый, последний парный грех,
И пьяные, по запаху, пионы.

Прошу от мести поскорей остыть!
Сгорели чувства, превратились в сажу.
Другой костёр мне согревает жизнь,
Другой источник утоляет жажду.

Не вспоминай меня, не вспоминай!
Но, от Фемиды, получив открытку,
Отца, при сыне, лишь, не поминай,
Встреч не ищи, они подобны пытке.

Мои, к Вам, пожелания простые: –
Не бриллианты, золото, янтарь,
И не меха и люстры, – на алтарь
Почаще взоры подымайте злые…

31 января 1988 г. Советская Гавань. V.A.R.

* *

Заказал разговор сгоряча, по ошибке.
Обычно звоню своей сказочной рыбке –
Бывшей, любимой, родной…
Вместо того чтоб послать открытку –
Перезвонил, – от попытки к попытке
Не понимая, – «глухонемой»!

Нас, по законам Страны, не уродины
Всех принесло на волне, в категории
Бывших, любимых, родных…
Здесь осознали бесценность пародий,
Материковых родных акваторий,
Не понимающих, глухонемых…

Яркие, видел, на Севере Дальнем 
Судьбы, разбитые властью, опальные,
Бывших, любимых, родных…
Все посылали, в минуты молчания,
Кто от любви, кто от боли отчаянья
SOS, для спасения, глухонемых…

Приступ пройдёт и наступит затишье.
Память срисует цветущую вишню,
Бывшей, любимой, родной…
Мысли вручали несказанно пышно
Тюльпаны и розы, пионы, что – лишний,
Не понимая, глухонемой.

Разговор заказал сгоряча, по ошибке.
Нет больше сказки и сказочной рыбки,
Бывшей, любимой, родной…
Девушка! Будьте любезны, снимите
Сказку-заказ, а меня – извините, –
Ваш абонент – глухонемой…

05 февраля 1988 г. Охотское море, R.V.A.

* *

Боль не снимает ностальгии
Обычный нитроглицерин.
Душа неистова в порыве,
На грани, из последних сил, 
Стихи рифмует не для пира,
Проклятия – Всевышней силе,
Для всех двенадцати Светил!

Рабы, в сценарии Шекспира,
Собрались под знамёна Лира, –
Архиерей отправил в мир,
Иной, без слёзного надрыва,
Перекрестил путь панагией
В ад двери чёртовы открыв.

Насильно сосланный «эмир»,
Услады милой жаждал Музы.
Поэтам всем «устроил пир», 
Поверженным в правах, «кумир»,
На Колыме! Как в сетке лузы 
Горя хлебнул, оставил узы,
Порвав иллюзию «любви»,
Разрушил словно Сиракузы
Я, сатанея, стены рушил,
Партийной вотчины Страны.

На камне камня не оставив,
Как варвар бешенный младой,
На крупе взбешенной гнедой,
Рубил с плеча, не зная правил.

След рифм унял дороги пыль, 
Прибив потоками с извилин.
Кристаллы соли, поостыв,
Глаза кололи мне, вне силы
Бога и Чёрта, – обессилила
Не сказка, – истинная быль…

Устав, гнедая околела…
Вместе со мною смерть презрела.
Блестит зрачок при лунной мгле.
Ржала по-своему, – так пела,
Сухарь один со мною ела,
В слезах я предал прах земле.

Похоронил собственноручно
Подругу верную в пути,
Оставив щит, копьё, стихи,
Салютовали рифмой звучной,
Со старой Лирой, Музой тучной,
Ей, как поэт, отдал долги…

Букет стихов о Колыме(!),
Картину запахов озвучив,
Вскрывает рифмой Память мне, 
С Правом на Право, при луне,
Обняться со строкой созвучной!

25 октября 1986 г, Магадан. V.A.R.

* *

Вулкан Любви всё извергает пепел.
Укрыты слоем: чувства, страсть, обман.
А так недавно был великолепен!
Божественных не принимал отметин,
Природный предпочёл дурман.

Смерть наступает. По углам судачат:
Огонь потух, все шепчут, – навсегда!
Сочувствует и искренне кто плачет,
И даже тем, от радости кто скачет,
Излить вулканом чувства – никогда!

Смерть наступила. Позабыты сроки.
Никто не вспомнил и не помянул.
Кому нужны посмертные пороки? –
Тайну причин уносит смерть, истоки
Любви и лжи, – кого, кто обманул…

Смотрю я на потухшие вулканы.
Средь множества увядший Исполин!
Раны у кратера сохранены от славы…
Их заживляли, извергаясь лавы
Из чувств Любви, я помяну – один!

У каждого свой крест, своя планида!
Печальная закончилась Судьба…
Им Счастья возводилась Пирамида(!), 
Подобных нет, среди дворцов эмира,
Но, этого не поняла Она!

2 апреля 1988 г. Охотское море. V.A.R.

* *

Вулкан любви наш извергает пепел
Под слоем толстым мы погребены.
Без оптимизма ожидаю ветер,
Когда подует, с южной стороны.

Ложится пепел, омертвляя почву.
Дымит вулкан, излив себя до дна.
Объяла склоны явью полуночной
Свидетельница – скорбная луна.

Вулкан потухнет. Еще тёплый кратер
Зальёт с небес кристальная вода.
Укроет снег, мороз скуёт и Fatter,
Наденет шапку смерти изо льда.

И, никогда не будет больше ахать,
Рыдать, гудеть и изливать мечту,
Кричать от счастья, от него же плакать,
В архиве строк на склоне лет прочту

Я: дату, месяц, год его рожденья,
Час взрыва, место! Влажной тряпкой пну,
На полках пыль мне состыкует звенья,
Вулкана жизни, воссоздав Судьбу… 


10 февраля 1988 г. Охотское море. Вулкан Тятя.
Курильская гряда. V.A.R.

* *

Заказал разговор сгоряча, по ошибке.
Обычно звоню своей сказочной рыбке –
Бывшей, любимой, родной…
Вместо того чтоб послать открытку –
Перезвонил, – от попытки к попытке
Не понимая, – «глухонемой»!

Нас, по законам Страны, не уродины
Всех принесло на волне, в категории
Бывших, любимых, родных…
Здесь осознали бесценность пародий,
Материковых родных акваторий,
Не понимающих, глухонемых…

Яркие, видел, на Севере Дальнем 
Судьбы, разбитые властью, опальные,
Бывших, любимых, родных…
Все посылали, в минуты молчания,
Кто от любви, кто от боли отчаянья
SOS, для спасения, глухонемых…

Приступ пройдёт и наступит затишье.
Память срисует цветущую вишню,
Бывшей, любимой, родной…
Мысли вручали несказанно пышно
Тюльпаны и розы, пионы, что – лишний,
Не понимая, глухонемой.

Разговор заказал сгоряча, по ошибке.
Нет больше сказки и сказочной рыбки,
Бывшей, любимой, родной…
Девушка! Будьте любезны, снимите
Сказку-заказ, а меня – извините, –
Ваш абонент – глухонемой…

05 февраля 1988 г. Охотское море, R.V.A.

* *

Осенний срез! Разгневанно лозу
Настиг врасплох, не упустив слезу:

– Зимой не смог ты сохранить в тепле,
Я – черенок обрезанный в руке.

– Смертельным оказался срез косой.
Не оживляем раннею весной:

– Иссохла я! Все почки омертвели,
Не услыхать рассветной трели.

– Не истекать весеннею слезой,
Не быть мне больше маточной лозой.

– От солнца не укрыть в тени друзей,
Не испытать всей тяжести гроздей…

– В Крыму, я помню: – Было Бабье лето,
А твоим срезом песнь любви допета…

– Твоя вина – в увядшем шлейфе грез
И в жажде к соку молодых берез…

– Судьба моя – быть срезанной тобой,
Характерной, подвластною рукой…

– Костёр горит! Брось и сожги до дотла,
Коль срезал, вопреки, со зла!

– Бросай скорей! – Спасибо, опустил
Свою любовь, которой не простил…

Блеск молнии! Дождь окропил, любя,
Грех отпустил, Всевышний, бытия…

*
14 сентября 1988 г. п. Советская Гавань. V.A.R.

* *

Напрасно ждал я из неё слезы! –
Осенний срез, в руках моей, лозы…

Смертельным оказался срез косой,
Не оживлен божественной росой…

Зимой холодной торопил весну,
Хранителем огня не отходил ко сну…

Лоза суха, все почки омертвели!
Не услыхать ей дачной трели…

Не истекать хрустальною слезой,
Не быть ей больше маточной лозой!

Не испытать боль тяжести гроздей,
Не укрывать в тени своих друзей…

В Крыму в разгаре было «бабье лето»,
А песня девичья по-девичьи не спета!

Вина моя!? Я сделал рано срез?
Как говорят, – попутал хитрый бес!

В ладонях спит безжизненно лоза.
Гнев проявила в облаках гроза…

Горит костёр. В огонь я опустил
Свою лозу, которой не простил…

Блеск молнии! Дождь окропил меня,
Грех отпустил, Всевышний, бытия?


13 сентября 1988 г, Советская Гавань. V.A.R.

* *

Напрасно ждал я Исповедь слезы, –
Осенний срез в моих руках лозы…

Зимою согревал и веровал в весну.
Хранителем огня не отходил ко сну.

Смертельным оказался срез косой, 
Не оживляем в теплоте весной.

Она суха, все почки омертвели…
Не улыбнутся, восторгаясь трелью…

Не истекать хрустальною слезой
Не быть ей больше маточной лозой…

Не испытать шарм тяжести гроздей,
Не укрывать в тени былых друзей…

В Крыму в разгаре было «бабье лето»
Мной песня прервана, а ею не допета…

Вина – моя? Я сделал рано срез? –
Как говорят, – попутал хитрый бес…

В огонь костра мной брошена лоза,
И, по щеке, скатилась вдруг слеза…

Но, не моя! Так плачет виноград! –
Гроздь упустила каплю, на «парад».

13 сентября 1988 г. Сов.Гавань.

* *

«Пропади всё пропадом»!
Заглушил я хохотом
Крик своей Души.
Трёхэтажной сочностью,
«Деву непорочную»,
Обложил в тиши.

Пропадая пропадом,
Улетает с хохотом
Дым, а с ним стихи!
Превращают всполохи
В пепел листов ворохи,
Знать за все грехи…

Пропади всё пропадом!
Мести женской поводом,
Сожжены мосты.
Запрещенным доводом
Ритм и рифмы взорваны,
Сквозь, пройдя посты.

У финала новости
Трепетало доблестью
Сердце, бьют виски: –
Каково ничтожество
Женского убожества,
Чтобы сжечь стихи?

От стихов избавиться –
Значит, не понравиться
Будущим стихам.
Дай ей Бог, оправиться! –
Рифмой мне прославиться,
Вопреки грехам.

Владивосток, 27.11.99, R.V.A

* *

Прости меня ты, наконец, прости,
Финала соль и высохшие розы!
Концы с концами не смогли свести
Любви и Долга спутанные грёзы…

Простил тебя, уже давно, простил
За проданные с аукциона «розы»…
Из памяти давно всё смыл, –
Вновь посажу, но белые березы.

Забудь меня и продолжай идти.
Tепло найти сумеешь – твоё право!
Достигнув центра Млечного пути,
Мы разошлись, ты – влево, а я – вправо…

Простим друг другу, навсегда простим
В саду не срезанные в осень хризантемы.
И до конца всей жизни запретим
Вновь поднимать болезненные темы.

Забудь победоносный смех,
Прошедшего моряцкие притоны.
Первый, последний парный грех,
И пьяные, по запаху, пионы.

Прошу от мести поскорей остыть!
Сгорели чувства, превратились в сажу.
Другой костёр мне согревает жизнь,
Другой источник утоляет жажду.

Не вспоминай меня, не вспоминай!
Но, от Фемиды, получив открытку,
Отца, при сыне, лишь, не поминай,
Встреч не ищи, они подобны пытке.

Мои, к Вам, пожелания простые: –
Не бриллианты, золото, янтарь,
И не меха и люстры, – на алтарь
Почаще взоры подымайте злые…

31 января 1988 г. Советская Гавань. V.A.R.

* *

Заказал разговор сгоряча, по ошибке.
Обычно звоню своей сказочной рыбке –
Бывшей, любимой, родной…
Вместо того чтоб послать открытку –
Перезвонил, – от попытки к попытке
Не понимая, – «глухонемой»!

Нас, по законам Страны, не уродины
Всех принесло на волне, в категории
Бывших, любимых, родных…
Здесь осознали бесценность пародий,
Материковых родных акваторий,
Не понимающих, глухонемых…

Яркие, видел, на Севере Дальнем 
Судьбы, разбитые властью, опальные,
Бывших, любимых, родных…
Все посылали, в минуты молчания,
Кто от любви, кто от боли отчаянья
SOS, для спасения, глухонемых…

Приступ пройдёт и наступит затишье.
Память срисует цветущую вишню,
Бывшей, любимой, родной…
Мысли вручали несказанно пышно
Тюльпаны и розы, пионы, что – лишний,
Не понимая, глухонемой.

Разговор заказал сгоряча, по ошибке.
Нет больше сказки и сказочной рыбки,
Бывшей, любимой, родной…
Девушка! Будьте любезны, снимите
Сказку-заказ, а меня – извините, –
Ваш абонент – глухонемой…

05 февраля 1988 г. Охотское море, R.V.A.

* *

Безусловно, по жизни, идем за Мечтой,
Именуя весь путь неизменно Судьбой!

Ауральная масса фигуры подобна –
Материальной от Бога, в Природе – загробная!

Генетический образ наследственной страсти –
Не цыганская формула карточной масти.

Идеал умирает в сознанье владельца,
Если списан самим негодующим сердцем.

Женский образ начертан с момента зачатия,
Точно, как и мужской, – оба грезятся счастьем!

Философская Истина Смысла всей жизни
Утверждается Разумом, странно, но – трижды: –
Неожиданно, первый, в период Отрочества,
Опьяненный красою природного зодчества!

Прорастает вторично из Зёрен Востока –
Зерен Мудрости древних и Истин истока!

Древо Истины, вдруг, лишь тогда плодоносит,
Когда каждый себя обязательно спросит: –
Я имею ли Право на Право с ним спорить? –
Стыд не сможет тогда с явью Правды рассорить!

Сделай сердце к невежеству не равнодушным,
Перелей в него Знания, сделай послушным.

Безусловно, по жизни идем за Мечтой,
Как в обнимку друзья, с идеальной сумой…

И, несёте! – Внутри совершенно пуста,
Наполняя, по мере, идеями сна…
На спине волдыри оставляет на теле,
Превращая Мечту в омерзевшие трели.

Мы осознанно в жизни идем за Мечтой,
Называя дорогу Вселенской Судьбой!

*
тб «Ленинский луч» г. Владивосток, 27.02.92, Р.В.А.

* *

Могу ли в жены взять тебя я вновь,
Тем воскресить умершую Любовь?

Семь лет пишу исповедальный свиток.
Кому, зачем? Иль силы есть избыток?

Я в двадцать три женился первый раз!
Вновь, в пятьдесят, жениться, – не маразм?

Я – двадцать пять, неистово, безумец,
Ковал семейный будущий трезубец!

Путь, к сыну нашему, был не усыпан розами, –
Скорее жгучими, безжалостными розгами.

«Серпом» был скошен и раздавлен «Молотом»,
Чтоб не сверкал бриллиантом или золотом…

И в камень превращен, чтоб «серым» слыть,
Среди камней, мой, не успел остыть!

Хранит тепло он скошенной Любви,
Внутри звучит: – Живи, живи, живи!

Могу ли в жены взять тебя я вновь,
Реанимировав столь странную любовь?

Курильский камень я в руках держу
И, кажется, ответ вот-вот рожу…

Мой, серый, – мертв, здесь у подножья Тяти,
Былой он мощи следствие и стати!

Весь в ссадинах от солнца и дождя –
Осколок – призрак ветхого вождя!

Курильская гряда безумна красотою,
Божественную Мощь я ощутил душою!
В величии Её – ничтожна моя серость,
А, честно говоря, – седая переспелость…

Могу ли в жены взять тебя я вновь,
Влить из резерва юношества кровь?

Разумна ль, нет, дряхлеющая мысль,
Течёт из сердца объективный смысл?

Она мудра? – Пример перед глазами –
Вулкан остывший изошел слезами…

Тепла хватает растопить лишь снег
Чтоб водопадом выплеснуть на брег…

Лет в пятьдесят, раз, извергает пепел,
Он, как и каждый, после лавы – смертен! 


пб «Ленинский луч» Тихий океан, о. Кунашир,
Вулкан «Тятя», 13.09.92. Р.В.А.

* *

Я расскажу, с приходом, Быль,
Призвав на помощь рифму Музы.
Покрыла толстым слоем пыль,
Следы греховные обузы.

Как – будто было все вчера.
На фоне возбужденной плоти,
В строке, фривольностью пера,
Запечатлел детали кроти.

Ох, эта женственности кроть,
По грациозности – от лани,
Природы – сказочная плоть, 
Неописуема стихами.

В блеске арабских эпиграмм,
Оазиса арабских сказок,
Зачал святейший Абдрахман,
Дитя христианское Славянке. 

Не мне попалась в сети лань,
А я травмирован копытцем!
Всю жизнь платить за это дань
Иль лучше стать самоубийцей?

Что в Православии Судьба…
Готов отречься я от Веры,
Коль мусульманская Звезда
Главенствует над мной без меры…

mv «Flag Supplier» 10.12.97. port Nantong, China, R.V.A.

* *

Твои бездонные глаза
Не говорят: Жизнь – пролетела!
Как за ночь яркая звезда
Устав к рассвету ослабела.

Все объяснимо только мной.
Никто не сможет углубиться
В глубины Тайн, где мыслей рой,
До смерти бережно хранится.

Ох, эти странные глаза!
Не изучил я их за тридцать…
Упавшая на грудь слеза
Вдруг заставляла извиниться.

О, мной любимые глаза!
Не прекращают ночью сниться.
Татарский профиль навсегда
С иных мне запретил напиться.

Сейчас, искря, не говорят,
За тридцать, что не постарела.
Они по-прежнему горят,
Любви не знавшие предела.

Твои бездонные глаза,
Их проникающая сила,
Таинственней всесильной Лиры
И Музы рифм – Любви лоза!

mv «Flag Supplier» 31.12.97. On anchor p. Singapore, R.V.A.

Запись опубликована в рубрике Лирика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *