Народы, превратив в уродов…

*

Исчезла Страсть моя – стихи
Писать, привычно на Свободе.
Иль я – наказан за Грехи,
Почувствовав себя в неволе?

Скорее – самоустранилась,
Так предписало Бытие?
В астральном небе растворилась
Предупредив, – ушла – к Беде!

– Оставь Политику в покое –
Она – в запрете для тебя!
Ты слишком много, априори
Взывал к Сознанию народа,
Осталась тень его – раба…

К тени не стоит обращаться
Насиловать свою же Страсть!
Чтобы потом не огорчаться, –
Тебя читает только власть…

– Твои поэмы и стихи
Весьма, как вижу, запоздали!
Рабы по рифме не признали
За тридцать пять, тебя, своим…

– Оставила тебя подумать.
Самим с собой, наедине,
Пофилософствовать. Стране –
Ты, как Поэт, совсем не нужен
Коль население заглушено,
Не только изнутри – извне.

Ему уж точно – не поможешь,
Против себя лишь власть настроишь,
На старость лет, т.е. – к беде…

Взгляни на паспорт свой, узри
Себя прописанным изгоем…
Ты, что не видел? Не молчи: –
Двадцать четвёртого кричи –
За Конституцию, с измором…
Процентов пять на Дзене том,
Не более пяти, – готово
Поставить плюсы за стихи,
Из очевидного подполья…

Голосовать пойдут, иль рот
Зашила власть рабам до смерти?
Греф то настаивал, на форуме…
А может – ослеплён народ,
Пойдёт на выборы, как крот,
Проголосует в полном кворуме?

– Так, не печалься, дорогой!
Ты Честь свою не опечалил,
Чему свидетельство – стихи!
На сайтах, форумах венчали,
Поэмы страстно прозвучали,
И, до сих пор звучат, внемли!

И, не твоя вина – «народа»,
Лет тридцать пять, как замолчал…
Ты – добросовестно вещал,
Предупреждая «власть народа»,
Из Граждан вылепит уродов,
Чем ты рифмованно стращал…
.
Но, Бродского так раскрутили
На Дзене – до сих пор трубят,
В жидовской прессе, юбиляра!
Так чествуют, не уж-то спьяну,
С трудом я сдерживаю мат…
Не стал Отечества Пророком,
Хотя все годы – жизнь-бедлам,
Озвучивал в стихах, – пороком
Меня Дзен избрано признал…
.
– И превратив рабов в уродов,
Поэта не отождествила
С собою власть, – чужого Рода,
Так констатировала Страсть –
Моя, ушедшая в «подполье»…
Коль заключила власть фривольно,
Всю чужеродность – отлучать
Русов Поэзию, бесспорно,
Я поняла, учись, и, гордо,
Я улетаю в Благодать!

Ты – Совесть РУСов – легитимный!
Книги издал! – Чего желать? –
Построил дом, Жена и дети,
Внуки и правнуки, соседи –
Правда – из быдла – «благодать»…
Скромно ушли, по отрешению,
На пенсион, япона-мать…

P.S.
Со Страсти Речью согласился,
Чрез мою Душу – слИла плачь…
Зная её – не удивился,
Компьютер выключил, смирился,
По-старчески пошёл я спать…
.
С утра:
.
P.P.S.
С этой минуты прекращаю
Писать стихи, всех призывать,
Объединиться осознанием,
Трагедии Руси, Призванием
Империю блюсти на Ять…
.
Уроды, «принявшие казнь»,
На Красной площади – Параде,
Двадцать четвёртого, во смраде,
Жидовской власти – пала Страсть,
Моя – к стихам, коль вся громада
Её защитников – спилась,
И, закуси, кошерной, ради…
.
Я зафиксировал бездарность
В глазах народа моего,
Которого нагнула «праздность»
Синедриона так легко, –
Непонимающая странность,
Сразила Дух, немудрено…

*

17.06.20,
г. Москва, на береге реченьки «Десна»,
VicRus (экспромт, без редакции)
.

Запись опубликована в рубрике Лирика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *