“Последняя поэма”, Часть IX

*

Мост, война, мобилизация…
(Москва – Киев – Одесса)

Войны, как некая чума,
На Русь приходят, как обычно,
В Истории – периодичны –
Не удивляют, но Луна
На небосводе – поэтична,
В ночь, когда полная, она
Нам угрожает, – алогично,
По суеверию – грознА…

Когда разлучница-война
В дома врывается, публично: –
Вставай Великая Страна! –
Мы покрываем неприличным
Проклятием, многоязычным,
Сердец Отечества, врага!
Мобилизацию язычества
Вдруг объявляем политической,
И, призываем: – Брат, Сестра!

На этот раз моя Душа
Мне предъявила Ультиматум: –
Ты, вижу, что собрался в рать,
Вступить, немедленно, и, Братство
Пополнить старчеством, прости,
В семьдесят восемь я посмею
Мягко – чудачеством назвать,
Но, если высказать точнее, –
За жизнь – успел повоевать!

Моряцким матом не посмею
Вас оскорбить, при том, боясь, …
Ведь я реально слышу Глас
Сердцебиения, от Вас,
Все мысли, чрез себя, просею!
Оставив функцию писать,
Поэму – ежедневно, встать
Потенции – еженедельно,
Чтобы Надежду ублажать –
Жены, последнюю надежду…

А, я, привыкшая летать
Но, по ночам, когда в кровати,
Жену окончишь наслаждать…
Откинешься спиной, и, спать,
Провалишься, с поникшей статью…

Я – контролирую войну,
От Президента до Главкома,
Всех опишу, вплоть до хохлов,
Из хунты, евро-дураков
Гримас фашистского притона…

А ты, с утра, как выпьешь кофе,
Сядешь за верный монитор,
Мои заметки зарифмуешь,
И, выдашь в интернет-обзор,
Девятую поэмы часть,
Пост, я, душевного укора
Не выражу тебе, восторга,
Пока не кончишь сочинять…

И, пересев в свою кровать,
Диван, стоящий в кабинете,
Душе своей я приказал: –
Не опоздай к утру, чтоб ветер
Тебя не вынес, под ракету!
Навечно я останусь стар,
Не постарев десятилетьем…

Заснул! Сквозь сон пронаблюдал,
Как Душенька моя в полете,
Вполне толково рассуждала,
На астро-камеру снимала,
Или снимал, – Он иль Она,
Я до сих пор не понимаю,
Своё подобие астральное, –
Оно, иль – Он, или – Она?
.
Душа моя – определённая
Подобием, от Аполлона,
А не – Венеры, блин, Милосской,
Иль неизвестностью – ОНО?
Кто её сущностью отметит
Нематериальности, приветит
Души – субстанцию, по роду,
Поди – не он, тогда – ОНА
Субстанции ли сущность кванта,
Определяет свойства ткани
Вполне астральную Ия?

Но, относительно объёма
По Мирозданию – ЭФИРА,
Как его плод, тогда Душа –
ОН, не – ОНА, а коль Вселенной
Субстанции, скорей – ОНА,
Но, с контуром моим ПОДОБИЯ,
Мужского, коль моя – ВиктОра,
Точно – моим, а не – Ия!
Что представляет из себя,
Субстанция-астрал, не – Я,
Нематериальная, по слову?
Кто говорит со мной, – Сестра,
Иль Брат, и не дай бог – Оно,

И, я заснул, умишком тронут…
К Сократу бы послать Ия,
Иль лучше к самому Платону,
Познать Законы Бытия…

16.10.22

*

Лёжа комфортно на диване
Я провалился в дивный сон.
Моя Душа, в фигуре Кармы,
Подобием светясь, без слов
На Родину летела ради
Картину Яви снять от-до
С юга на север, для обзора
Всей панорамы Русов боя,
В пространстве запада-востока
Увидела разруху полную,
Всей ойкумены – городов,
На поле боя – не врагов –
Братьев, и, из чужих сторон –
Заокеанских – англосаксов,
В целях историко-испанских
Уничтожения Основ
Руси Великой, как Ирака,
Каддафи Ливии, и, факта,
Всей Югославии, – Позор!

Вставай, бездельник Русаков,
Душа астральная пропела:
Я, на экране карто-сферу
Запечатлела что-почём…
Зарифмовать её в поэму –
Тебе осталось, а я смело
Могу поспать, почти полдела,
По дружбе, как просил, я сделала,
Иль – сделал, – разрази нас гром, –
Уже заснула, после дела…

Я по душевному совету
Вскочил, умылся, брадобрея
Не приглашал… Побрился скверно,
Кофе арабик заварил,
Выпил, сигару закурил,
Кольцо из дыма запустив,
Я погрузился в смысл полдела,
Душа, как мило посоветовала,
К поэме тут же приступил…
Благо картина – всеобъемлющая,
Я файл привычно приоткрыл.

И, погрузился в освещение
Картины без преувеличения
Быта окопного, – испил
Все тяготы солдата, с ним
В боях участвуя картины –
Средь трупов и живых ещё,
Правых по-своему, счастливых,
Оставшихся дышать, красивых,
Ждущих атаки, чрез плечо
Страховку чувствуя, родимых…


21.10.22

*

Душа картины срисовала
Все ситуации в Окраине –
Противоборство двух сторон
РФ/US и стран Европы –
Вассалов гавкающих квоты,
Антанты, под добро ООН:
Ставкой назначенный Главком,
Под пушечно-ракетный звон,
С лица земли стирает вдоль,
Пылающих в огне фронтов
Смещает к западу кордоны,
Из красной линии, и, стоны
В эфире иностранных слов,
Звучит по-западному говор,
Со стороны «друзей» хохлов,
Из иностранных легионов,
На Новороссии исконной,
Речь и язык – картавый слог –
Услышан матом незнакомым:

Язык здесь русский запрещён,
Всё население – в Исходе…
На запад кто, а кто на Русь,
А, кто навечно вкопан в землю,
Или остался гнить на ветре
Незахороненным, – писец
Не зафиксирует о смерти
Свидетельством, и, на паперти
Не отпоют души конец…

*

Пора заканчивать войну
Врага разгромом очевидным:
На Чёрном море разбомбить
Антанты флот; освободить
Анклав Русии – Приднестровье!
Одессу в Гавань возвратить
В Реестр Флотов РФ – Единый
И Николаев, судостроительный,
И верфи с доками, и трижды
За Крейсер надо отомстить
«Москва» – наш Флагман КЧФ,
Смогли фашисты утопить
Под пристанным вниманьем Мира?

Знать, так сему и быть: –
Штабы проспали Севастополя? –
От Имени плетями Родины
Со всей суровостью Истории
Придётся высечь, чтобы впредь,
Запомнили в веках позор Её –
Руси-Русии, сей пример,
Как Назидание, Учителя!

Но, Главное, не повторить
Не взятие столицы – Киева,
Фашистов логова! – Кто слил
Планы по взятию Чернигова,
С Капитуляцией открытой
Который ожидал весь Мир
Русов-Славянский – омрачил
Отвод кампании Учителя? –

Генштаб под Чистку, как учил
Великий Сталин – Победитель!
Капитуляция фашистов,
Без всякого иного смысла, –
Русии возвратить границы
Послевоенные, и, слиться,
В Единой Памяти Страны,
Слезами Радости упиться,
И, помянуть душевно в птицах,
Весной летящих над Столицей,
Души защитников погибших
В войнах с неистовым врагом,
В Истории Руси, – всем – НИЦ!
Мы Чествуем своих Героев,
В боях погибших и живых!

*

Я вышел из канвы стиха,
Прочёл раз и позволил дважды,
В процессе кофе пития,
Удовлетворённым встал, однако
Зная, что автору чревато –
Мне вывод заключать такой…
Я файл закрыл, и, обречённым
Спустился в сад, пошёл к реке,
Послушать спич осенний – хора,
Птиц Подмосковных, не в себе…

На берегу реки вдруг вспомнил,
Что двадцать пятого, во – вторник
Мой День Рождения, неровно
Я задышал, подумав, всё же
Стих к этой дате написать,
Мне было бы вполне резонно,
И, за столом вдруг прочитать
Печального ко Дню приёма…

Семьдесят восемь отойдёт,
Как дата Прошлого полёта…
Семьдесят девять намекнёт: –
До ста тебе ещё – далёко, –
Живи, твори, любя пороки
Своей Души, все между – склоки,
Тобой и ею, от души,
Т.е. легко, сам вопреки,
Астральной логики Души,
Оставь до смерти, не неси…

Сказал, услышал, – птицы хором
Оду пропели хороводом!
Им я ответил, – не спешите,
Лишь пару дней вы потерпите,
Пора готовиться на юг
Лететь уже, кто не потерпит
Мороз Русии, до весны…

А, там, неистово “пищите”,
На День Рождения, в Раю –
Я, вместе с вами, потерплю:
Жена подкормит, не взыщите
Налить всем рюмку не смогу,
Но, семечек жена подкинет,
Как презент праздничный, она
Кормушку искренне приветит!

Сентиментальность слышу возраста,
В стихе, меж строф, не утерпел…
Глаз прослезиться не сумел,
Но, это признак убеждённости!
Полёта Права в невесомости,
Без разрешения проблем…

*
23.10.22

*

Продолжение следует
(экспромт, без редакции)
23.10.22

*

Запись опубликована в рубрике Поэмы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *