Душа – невидимый двойник – REC

Реконструкция
(по Мавро Орбини, Классен)

Часть первая

«Душа – невидимый двойник»
Писалась мной довольно долго.
Порой, казалось, вроде вник,
Нашёл живительный родник
Я, Истины, в глубинах Волги.

На самом деле – прикоснулся,
На бреге Матушки-Реки
К язычеству степной Руси,
Как в сказке, только окунулся
В прохладу древности – очнулся,
По-русски, – с легкостью руки
Я, в поэтическом течении, –
Под Ярославлем, в озарении –
Бревно, как, к берегу пристал.
Вот тут-то сила возбуждения 
Сдалась пред силой отрезвления
И я, с Душой, свободным стал.

По щучьему, скажу, велению,
Невероятному везению,
Под мерзость каркающих птиц,
Не в радость царствовавших лиц,
Стоны сердец степной Атланты,
Сливались с убиенной Спартой,
В костре пророчествующих жриц. 

Душа Империи – в опале,
Тысячелетья облетала
С зари, владенья, до зари…
Она то помнит силу сплава, 
Русско-ордынского анклава,
От Трои, до лихой Орды. 

Устали скифские курганы
Хранить ключи имперских тайн, 
Болят Души ордынской раны, –
Разорвана на части – страны
И в том числе – «библейский рай».

Иерусалим, Царь-Град и Трою,
New Рим (второй), который строю 
На Хронологии Оси,
Я вижу место на Босфоре
Где триста лет, на бреге моря,
Законно правили Цари!

Теперь всё – ясно! Есть ответ,
Схватил я рифму Хронологии!
В Истории первична – Воля!
Душа летит в пространство лет,
Хоть старым стал былой атлет,
Пройду весь путь сам до голгофы,
Стопа в стопу, с самим «героем»,
Но вознесу на горку крест.

Я не согласен лишь в одном: –
С переселением Великим,
Как c одноразовым событием!
Пять тысяч лет, но, до Христа –
Согласен! – Из Степи Великой,
Пять, в тысячу, Степь многоликая
В Пространство, с белого листа,
«Сливала» зерна «обелителей»,
Вписав системное событие,
На счет законного Творца!

«Зачав», в последствии, «Христа»,
На гребне Волн, по скифской моде, –
Случайность – свойственна Природе,
Трактуется, как блеф «писца»,
Как месть за «вспаханное поле» –
Фантазия еврейской голи,
Через подобие лица.

Периодичность схемы Сжатия,
Вся в синусоиде припрятанная –
Закономерность, – непроста.
Периодичность обновления
Вне признаков пара явлений,
Врывалась буйно, как Весна!
Как поросль ранняя, весенняя,
С теплом всходила за мгновение
И пробуждала Степь от сна.

В тридцатой, сжатия Волне,
Гога Магога сильный воин,
Под Междуречьем, в ореоле, 
На завоёванном просторе,
Лег отдохнуть в хлеву, слегка.
Плебейка, встретив на пороге,
Красавца русого, с дороги,
Была к противнику мягка.
Любовь ли, девичья ль беда, –
Свидетели – одни лишь боги!
Библейские читай «Итоги»,
Как иудейка родила.

Трагедия? – Не для евреев! –
В Зачатье вложим мы Идею,
А с ней священность Бытия!

Душа меня остановила: –
Ты прекращай дерзать игриво,
Оставь «историю» для сна!
– Интерпретация – столь мила,
Столь достоверна и красива,
Что не могли смолчать уста?

– Открылся мозговой анклав?
Вперед, мой друг, ты – в поле Прав! 
Реконструируй Хронологию,
Историю Руси, «убогую»(!), 
Как Истины диктует нрав.
От Скалигера и до Миллера,
Карамзина и до Ридигера,
Перечеркни святой бедлам.
Крупицы есть, – не уничтожены!
В Хронограф вклей, и скрупулезно,
Сам распиши дискретность драм… 
Не обижая чувства верующих,
Математически исследуй,
Спиши с Оси «рожденье» Стран,
Внутри «заигранной» Спирали,
Ось, временная, – не изранена,
Хранит процессы Мироздания, –
Тебе Природой Разум дан?

По облику «родился» «гений»,
Чтоб учредить единоверие? –
Как факт относится к Творцу –
Природе – высшему Жрецу, –
Вызов, с отказом примирения? – 

Проект «всевышнего отца»: –
Зажечь «Звезду над Евро-Азией»! –
Предел разнузданной фантазии!
В образ наземного жреца
Вложить черты единообразия?

Душа – невидимый двойник,
Моя, вдруг, прекратила прения.
Пренебрегая сонным мнением:
– Встаю на Ось без промедления,
Лечу в десятый, новый век.
В нём первые попытки, версии
Писать Истории прецессию, – 
Все вызывают явный смех.
Ложь в Хронологии – библейская, 
Фальсификация столь мерзкая, –
Что Прошлого я слышу крик.

Явленье вспышки на подлёте,
Рождение Звезды сверхмощной, –
Одиннадцатый век в Оси!
Как же смогли её увидеть
И обнулить Земли обитель, 
Вдруг полу зрячие волхвы? 

Но, это уж не мой удел, –
Астрономический раздел
Развеет звезд рожденья мифы.
Хронологический пробел,
Эпохи первозданных дел 
Империи, раскроют скифы.


Историко-философские аргументы


Семь сотен лет тому назад,
В эпоху царствующих Ханов,
Ордою русской был подмят
Весь Мир, величием Царь-Града! 

Залив Босфорский жив – Свидетель,
Хранитель «святости» Христа!
Кто же такой «святой радетель»,
Мозгов ль безумствующий ветер,
Иерусалим, сместив в места, 
Не в столь, совсем уж, отдалённые,
Отправил тихо, упакованный, 
В Эль-Кудс, голгофы пьедестал? 
Двумя третями земной суши,
Все триста лет, владели русы.
Наместников Руси-Орды,
Завоевав Европу, Индию,
Америку, Египет, Китию,
Несли Двуглавые Орлы!

Всего-то брали – десятину,
С аборигенов древних линий,
Не истребляя их ядро.
Ветвей традиции щадили,
Язычество уму учили,
С Европы сеяли зерно,
Казаки живность разводили,
Аборигенов приучили
Пить виноградное вино. 

Местных не грабили племён,
В семьи, как русичи, входили,
Старообрядчески любили
Быт местный из глухих времён.
За Хана, пред Святым Огнём
Царь-Града, Господа молили.
Предков в курганах хоронили,
В убранстве злата с серебром.

Русскоязычное христианство,
На пик владычества взошло!
Вассалов, в регионах царства,
Объединял критерий братства,
Их символ – Месяц со Звездой,
Орды – Державы Мировой,
С тремя кинжалами «дикарства»…

До трёх считали, наши предки,
Произнеся степенно вслух, –
Один, на два – предупреждение,
От Хана Милость и Прощение,
На три – глава слетала вдруг.

Три сотни лет – имперский цикл –
Энергетический срок жизни?
Империю разрушит в миг
Волна голодных и униженных?

Не голь Систему разрушает 
Имперской функцию Души.
Систему голь сопровождает,
Во времени, – уничтожает
Нечто всесильное в тиши. 

Структуру высшего порядка
Внедряют «избранных» умы,
Коль философию упадка
Отождествляет суть чумы?

Создать Империю на силе, 
Вне «брака» Власти и Религий, 
Как не хотелось бы, – нельзя?!
Примеров масса в бренном Мире.
С креста лишь, снятого кумира,
Вносили в каждый дом «любя»…
Вживаясь, под Христа эгидой
Религиозного коня, 
Подковывали грешной силой,
Став от усердия бессильными,
Пред высшим обликом Царя
Господнего, – совсем не зря
Во Времени одном всесильном! 

O’key, – разрушена Империя!
Как с Площадью – Наследством быть?
Еще вчера врагам Система,
Рубила головы мгновенно,
И вдруг должна сырьём прослыть?

Ответить сможет ортодокс: – 
Реальность объективна срока?
Влияние ли злого рока,
Иль действия мажора форс?
Кто запускает форс-мажор
Развала плоти государства?
«Лавина», спущенная слов,
Уничтожает род славянства?

Здесь – не физический Закон
Довлеет над Системой Царства!
От эпидемий божьих санкций,
Чрез поцелуи в Лик икон,
В слюне кончина Государства?

В момент сплетения систем
Религии и Государства,
Рождается «безбожный ген»,
Уничтожающий пространство…

Не может быть, чтобы народ,
Великую создав Империю,
Пройдя огонь и адский брод,
Был уничтожен за неверие.

Так, кто же жадно отгрызает,
Куски от Целого, скрывая,
Рвёт, от живого, по частям!
Не уж то ли никто не знает –
Звезда ветвям определяет,
Какой кусок нести властям?

Часть, третья, от былой Империи, –
Огрызок, под российским ведением,
Надрезана, вся, на куски.
Так выживет она, без целого,
Вне Средиземной, и, вне Белой
И Ханской твёрдости руки?

Все три имперские системы
Разрушены заветной схемой, –
Таков имперский звездный перст?
Систему шестигранной веры
Внесли, как функцию измены, –
Империю – под свод небес!
Пророком спущенный гротеск,
Во славу царствия «легенды»,
Взят за основу Южный Крест?
К ней принимались полумеры,
Попутал психотропный бес…
Орда несла, по Миру, стрелы,
«Врага» выискивая в сфере
Империи, под ложью месс…

Не может быть, чтобы народ,
Создав Великую Империю,
Гигантскую возглавив прерию,
Не возродил славянский род.
В границах Ханского наследия
Сохранено олицетворение, –
На знамени – Орлы, как код!

Не объективна ль территория,
После развала, – автономии? –
Ответ мне ясен, не секрет:
От унитарно богоборных,
Национально однородных, 
До многогаммных стран и сект?
По площади – оценка временем
Наследия, в пространстве лет.
В границах объективных деяний –
История народных Гениев,
За тысячи последних лет?

Мавро Орбини, в Хронологию,
Правдивую вписал Историю –
Кто, чем, когда, – даёт ответ:
От Скалигера до Питавиуса,
До Нестора – грех-архивариуса, 
Вскрывает богоборцев грех.
И тяжесть «моно» преступления
На театре психотропных вех.
Весь «Апокалипсис» – глумление
Над Русью Древней, с расселения
Славян по Миру до Небес!
От Т-образных разчленений
Земли, по божьему велению,
До слёз, у богоносцев стен!

Амбицией, на лжи, отродья, –
Не спорта принцип, – богоборьем,
Зубами выхвачен кусок 
Земли, не явно плодородной,
«Обетованной», «боготворной»,
Не ведая корней исток…

Так почему вся Академия,
Российская, без промедления,
Рассыпав Истины песок,
Не ею собранный, – курок
Легко спустила оскорбления?
Знать центр Руси Мировоззрения
Имеет – не согласен с мнением
Своим, – заглядывает в рот…
Марионетки в театре с рвением,
По щучьему грызут велению,
Все нитки дёргают, из-под…

Так, шестигранное мышление
Направлено на опошление 
Славянофильского лица:
Морозова, затем Вавилова,
Теперь, всем МГУ, любимого,
NEW Реконструкции Отца?

Мы помним: Первого Петра
И Миллера, при Академии,
Как скатывал с черновика,
Труд исторического Гения.

Решили затравить Истцов,
Чтоб не исследовать концов?
Готов свидетельствовать нации: –
История – под узурпацией
Проскалигеровских купцов,
В связке с романовским писцом
И «Нестором» для махинации…

Еще в далёкой Палестрине,
В десятый век, – жива картина, –
Камнями выпавший порок,
Как соль, в Истории, отродья,
На ранах, после многоборья,
У праславян, – всем нам урок… 

Веками позже, в Палестине,
После засвеченной «картины»,
Клич: – Все каменья – собирать,
У «стен святых Иерусалима»,
Перенесённого Миц-Рима, –
Старозаветность – обновлять!

Пал, в богоборье, Первый Рим!
Царь-Град – развален, Византия,
Иерусалим, а с ним Миссии 
Дождалась Русь – пал Третий Рим. 

Доколе, будет с ними «Бог»
В мифах, легендах или Власти?
До той поры, пока Магог
Не реанимирует христианство,
Не призовёт древнейший Гог(!), 
Отчистить русское пространство?!

Географическая Площадь, –
В ней вся История Страны?
Реальную измерить проще,
Сложнее – углубиться в прошлое,
Прапредков оценив дары.

Площадь веками прирощалась,
Объединялась по кускам.
И по хозяйски охранялась –
Орда, при этом, – не прощала
Слабость, завистливым рукам.

Наследство просто не всплывёт,
Как целое, с сумою бремени.
Народ достойный – донесёт
На грани высшего терпения,
Войну и голод, – все снесёт, –
Ведь Территория, во времени –
История Великих Гениев,
Он – не предаст её – спасёт,
Не веруя волхвов знамениям.

Если принять нам за основу
Площадь «громадных» королевств,
Подвергнув, на Оси, дорогу
Назад, в Спирали, ближе к Богу,
«Объятию» научных средств:
Привязка к вспышкам ярких Звезд,
К Кометам(!) – презентам небес, –
В гостях у Честного Хронолога(!) –
Историки заплатят дорого,
Когда созвездье «Гончих псов»,
Вскроет «Секреты Мудрецов»,
В Оси древнейшей Хронологии,
Где датировка – вне надгробий,
Великих в Прошлом Благородий,
На них лишь – почерк подлецов,
Всех летописцев и писцов,
И дурно пахнущих отродий. 

Вот здесь увидим, кто схватил, 
Зубами ли, когтями грязными,
Задачу, цель, желанье ль праздное,
Под взором мировых Светил,
Мы возродим «Мираж-картину»,
Не в радзивиловской пустыне, –
Эпюру дат, «Войну и Мир»!

Не Территория блефует
Плодами царственных корней,
А плод безгрешно формирует,
Историю ветвей рисует
И маркирует Мифы к ней.

Всё переносит в древний слой,
Предметы старины и быта,
Фальсифицирует события,
Примером ярким служит Ной –
Легенда, с переносом места…
В постель уложена «невеста»,
Сокрыл подставу «пилигрим»,
Происхождения(!), – с подтекстом
Перенесён Иерусалим,
С голгофой, а «герой» Навин,
Забыл, где протекало детство.

По Площади смогу сказать,
И, честно, в первом приближении,
Не стану в доводах блуждать: –
Наследник ли, иль в услужении,
Каждый достоин уважения,
Коль может Правду обнажать!

Географическая Площадь
Пространства нации – бесспорная,
В нёй Предков следствие заслуг!
Коль Территория, во времени,
Всё остаётся спора бременем,
Спасательный схватите круг: –

Три принципа, Землёй владеть,
Пустили корни в прошлой эре: –
Firth – Исторический – радеть,
Имеешь право, в предков сфере!
Географический – суметь
Благами пользоваться недр,
Морей, лесов, полей и рек
Умно, рачительно, степенно, 
С заглавной буквы – Человек!

И, юридический, – промеренный,
В границах Прав живи уверенно,
Не нарушай Закон свой век! 

И если, все же, «откусили»
Кусочек лакомый земли,
С соседями живите в мире,
На благо собственной семьи.

Простите за развязный тон,
Навязчивый, порой надменный.
Руси я слышу древний стон,
Вносит Душа в реальный сон,
Терпеть приходится смиренно.


Душа – невидимый двойник,
Несёт меня к истоку веры,
В древнейший пласт экосистемы,
Где зафиксирован родник
Из недр Руси, Ордынской схемы,
В Оси Спирали, первой смены
И график, вышедший на пик.

Зачем, вам, спросите, дилеммы
Из прошлого, не званный гений?
Отвечу просто, – чтоб в бою, –
В колчане были остры стрелы,
Чтоб тетива аборигенов
Не сгнила, с библией, в раю.


Хронолого-этический экскурс.

Русско-Ордынская Душа
Устала извергать претензии,
Несоответствия круша,
Легенд, гипотез, старых версий
Религиозных, даже светских,
Решила выкатить ушат
Воды холодной отрезвления,
Свой вариант сопоставлений –
Аргументированный ряд.

Взяв за основу искупление
Грехов, допущенных сомнением,
Охраны сняв с себя наряд,
С до скалигеровских изданий,
Решётки ереси страданий,
Запрет осмыслить, – Ею снят.
Она Души моей – Душа! 
Опьянена душевной милостью,
Порою, кажется, смешна.
Считает, что моя – грешна,
Не подчиняется стыдливости.
Со мною тет-а-тет в интимности 
Проспала, жизнь не вороша,
Фибры душевные ордынские.
Наследия, – почти по-свински, –
Стыдилась скул и глаз, круша
Историю родной Империи,
Всю Душу Матушки забвению,
Почти что предала, служа
Чужой, внесённой философии,
Силе древнейшей демагогии,
Прикрытой обликом ужа.

Не уж кусает, а – змея, –
Библейский яд идеологии…

Змеиный – лечит, если доза
Мала, – отсутствует угроза
Смерти Руси, коль до ноля
Ордынская разрушит проза,
Стены и «Плача», Мифологии,
Лжи, на подложке Бытия.

Отравлена ль Души Душа
Славянская, в Оси Спирали?
Да, подытожили в Израиле!
Нет, говорит Святой Фома,
Раскроет истинность эНХа,
Опротестует «мед.дознание».

*

Так как же быть с Мавро Орбини,
С трудами, явно, не былинными,
Со списком Хроников седых
Истории, до Скалигера?
Да, поэтичностью Гомера 
Выжгли из памяти младых…
Могут в поэмах прочитать
Русь унижающие строки.
В стихах по-прежнему звучат,
Мифы, «издавшие» Пророки?

Старообрядчества прострации
Смогли для Мира сохранить
Законы волновых миграций.
История арийских странствий,
Тайну Степи должна пролить
И подтвердить не узурпацию
Племён дикарских, адоптацию
В новых просторах проявить!
Язык славянский утвердить,
На трассах пройденных дистанций! 

Так, где ж ордынские следы? –
В граните крепком изваяньях!
На древних картах от Орды
Остались признаки деяний?
Святой Фома даёт ответ: –
Не веруй мифам Иордана,
Каменьям собранным Галгала, –
Фантазия библейских лет! 
Орды каменья разбросали
По всей объезженной Степи
Руси Великой! «Прописали»
Ноя (мормоны) в мемуарах 
Следы, в Америке, снесли
Скифов Отечества курганы? – 
Стоят, до времени, они,
Как златоглавые Орлы,
Хранят молчание о странах,
Владениях Руси-Орды!

По всей Империи Ордынской,
От пирамид русско-египетских,
До Индии, Китай-стены… 
Слава Орды – забальзамирована!? –
Прозреет Русь, и, станут видимы,
Древнееврейские долги!

Развал былых цивилизаций,
Лежит, на совести, в дистанции,
Как факт, в Спирали на Оси,
На счёт, записанный изгоев! –
Всю, по «Итогам» многоборья,
Тайну востребуем Руси.

В Тысячелетии Итога
Подходит час Единорога!
Им – не уйти! – Как диалект
Я обязуюсь, кратким слогом,
У праславянского порога,
Дать исторический ответ.

Святой Фома Математический,
РАН освятит праисторический,
New Ломоносовский Совет
Честный(!) возглавит Человек,
Не Ярин, от хвоста, мифический. 

Молчит обманутый весь Мир,
Не понимая, что Пурим
Есфирь увековечил Библией,
Как Праздник «праеврейских игр» –
Опричниной объявлен пир –
Руси-Орды предвестник гибели. 
New Chronology

Часть I.

Эмоционально-поэтическая гипотеза

Душа, Души моей, Российская,
Происхождением – Ордынская,
Взяла, по-русски, в оборот
Мою, лирично-поэтичную,
И, пронизав логичной мыслью 
Призвала двигаться вперёд,
Исследуя крупицы прошлого
Руси-Орды, весьма дотошно: –
Восстановить славянский род,
В Оси Истории Империю: –
Сотри беспочвенность сомнений,
Открой российский небосвод,
Взгляни на звёзды, не из-под
Вуали, «православных гениев»…

Как воспитала, я – проснулся;
Составил чёткий алгоритм,
Сварил и выпил крепкий кофе,
Горячий, сладкий, как все профи
Влетел в исследуемый мир.

Я, перечитывая Библию,
Всегда стегал к Познанью мысль:
С Тацита слов или Вергилия,
С Душой – прекрасная идиллия
Стремилась, покоряя высь.
А тут, ныряющая в древность,
Чтоб ложь доказанностью смыть
И уличить иуд в «небрежности» –
«Тайну», рождённую невеждами:
Как, способ, чем смогли вселить,
В сердцах обманом или подкупом,
Проверенным еврейским способом
Любовь к язычеству убить?
Правдивость вещих доказательств
Не в «древности еврейских древ»,
Не в Библии – сборник химер, –
В крупицах массы обстоятельств!

На историческом плацдарме,
Обычно складывалось так:
Пространство – сила покоряла
Сражаясь беспощадно, рьяно,
По принципу обычных драк.

Из воинов Степи, в десятке,
Вооруженных до зубов,
Был богоносец, слыл – десятым, 
«Назначенный» самим Христом.
Шёл, на плече, с одним Крестом,
Как «избранный», «духом объятый».

Все богоборцы выживали, – 
Как, личный, Отчего слуга.
Пред полем брани поражали
Мозги ордынцев, убеждали, –
Почётна смерть от стрел врага!
С Побед бесхитростно снимали
Все сливки, прокричав Ура!
А, проиграв, вдруг, утверждали, –
С Ордой сражался Сатана…

Участия не принимали
В конкретных битвах иль боях.
Сарай мечом не защищали,
Естественно, – не умирали, –
В театрализованных ролях!

Из сотен тысяч убиенных,
Он «выживал» у павших стен,
Как наречённый «знаменосец»!
Не хоронил первопроходцев,
Обманутых, – из каждой сотни,
Но, отпустив грехи им вслед,
Собрал библейских «многоборцев»,
С опознаваньем крестоносца 
Не посчитав Орды потерь,
Аргументировал отцовством
И местом, якобы, под солнцем,
В Истории всех Божьих дел.

Все богоборцы – «летописцы»(!)
Со щепетильностью лисицы,
В минуты первые Побед,
Он книги старые выискивал,
Не золотой запас хранилищ,
Искал бездомный хитрый смерд, 
Сжигая летопись ордынскую,
Христианскую, до византийскую,
От самых первых древних черт, –
Величия «Побед» – Израилю,
Назвав землю обетованной, 
Прописывал главу в Завет…
Библейскими украсив масками
«Героев» – именами царскими,
Вносил враньё на лик Венед.

Заслуги русского народа
Перелицовывал дословно,
На счёт израильских колен.
Пока пир длился у порога,
В искрах Звезды Единорога
Искрился лейтмотив измен.

А на похмелье констатировал: –
Хан – избранный Иерусалима,
Святым быть прозванным ему!
По параллели с Моисеем,
От Бога – Главным Иудеем,
За звание, – жизнь быть в долгу!

Мы параллелей знаем массу,
Руси Истории пространства –
Империи, – библейских звезд…
Без исключения писаний,
По имени колен Израиля –
Врата обетованных мест: 
Любая точка карты Мира,
«Аргументирована» Библией,
Ветхозаветностью Небес:

В Америке – секта мормонов
По параллели – братья Иова,
Ордынцев всех загнали в лес.
Ацтеков, майя, инков в стресс
И в резервацию, без спора: –
Обетованная Земля –
Для богоборцев – вся от Бога! 
Судьба ль такая, иль дорога
Империи Руси Всея?

Остановись, – кричит Душа, –
Остепенись, уйми порывы!
Начни с подставленной Есфири,
Лучше с Малуши, как «любили»,
По пьянке, русские князья…

Способ один у иудеев
В борьбе, за царскую постель: –
Власть захватить, – Завета цель,
Любым из способом, – немедля!
Напился Князь – настало время,
Сказал, в палаты вхож, еврей, – 
Пора подставить, чтобы семя,
В девичьей плоти иудеек,
Русь потащила под венец…
Так завещал «святой отец» –
Власть – за плеву, девиц-евреек!

Князья, не понимая броду,
Нося се-де-ю-щую бороду,
Попали тут же под капкан.
Девиц, с тринадцати, от роду,
По-царски, трахали на Троне,
В стратегии израильтян… 

Трон, оскорблённый «колыбелью»,
Уйдёт нежданно из-под ног…
Затем опричнины Пролог
Бояр Орды предаст забвению,
А следом и ордынский род…

Тогда не знали, что аборт
Смог бы спасти Руси Империю!
Коли бы знать! – Без промедления
Блудниц бы принял эшафот…
На каждой Сжатия Волне,
Еще задолго до ордынцев,
Уже, почти что, бледнолицых,
От первых Волн (набег Степи),
Ассимилированных скифами,
В набитых златом колесницах,
Везли рабов к «своей родне».
В Первопрестольную Столицу,
Иль Вавилон(!), как дар Царице,
Благодарить её вдвойне.

Не понимают, что ль, евреи,
Что Волны, поглотив шумеров,
Дали семитов племена?
А на второй и третьей Волнах,
Уже к «родне», забыв о крови,
Летели вновь, чрез времена…

Что Арии зачать посмели
Не сохранила Русь-Орда? –
Евреи помнят Степи племя(!),
Силу всех Волн Переселения, –
Дала им жизнь, из них, одна!

И, понимая, – кровь не чистая,
Порабощённая, – Пречистая
Должна явиться Дева к нам,
«Обосновав» Христа лучистого,
«Зачатие» и жизнь тернистую,
Святую Троицу и Храм!

*

Ну, ты, даёшь, мой друг, любезный!
Не претендуешь ль на помпезность
Финала в сказочной строке?
Читатель – в сказочность не верит!
Бездоказательность поверий –
Что замок строить на песке!

Я вижу, ты, почти у Лона:
Из злата царская постель,
Среди зеркал блестит Корона!
Кто поставлял девиц для Трона,
Вводил в палаты, – вместе с ней, 
Творил Историю Царей,
Империи и Вавилона…
Так обоснуй, Душа моя!
Историю творит родня,
«Родня» бывает и безродная?
В том то и дело, ведь – отродье,
На шее виснет как змея. 

Часть II.

Адогматика. 

И, было бы, всё не печально,
Коль не было бы так смешно,
Дела, на царствие венчания
Государей Руси, случайно ль нет,
Были в руках святых отцов.
Хитрых евреев византийских,
Чуть позже – явно про семитских,
По «Протоколам Мудрецов».

В эпоху раннего христианства,
На пост языческом пространстве,
Великокняжеской Руси,
Обычай жил, еще из братства
Арийского, успеха странствий
Скифов, объезженной Степи.
Когда жену для Предводителя
В Степи искали сами жители –
Гармонию родной Земли;
В пропорции изящных линий,
Восьми колен семьи, не ближе,
Чтобы рожать детей в любви.

На чистом генном материале –
Гарант искали в идеале
Природы чистой красоты! 
С прекрасным обликом Луны,
Красой игривой кобылицы,
С глазами утренней зарницы
И девственной её «звезды». 

На этом принципе плодили
Воинство будущей Орды!
Законы бережно хранили!?
Как не хранили, – схоронили
Под крест, пришедшие жрецы.

До похорон – еще далёко: –
Будет построен целый Мир,
Империю прославит Пир!
Но, с той поры, охраны око –
Слова еврейского пророка,
Воспримет как обычный миф. 

Вторично будет завоёван,
Чрез иудейку Ханский трон.
Казалось бы, опять дарована
Евреям, ложью изуродована, 
Власть всей Империи Орды?

Но, вновь Князей степная сила,
Славянской речи силой свилась,
Под Знаменем Луны-Звезды!
Единорог(!), – как Полумесяц
Звезда – восьми концами светит,
Знак Властелина и Узды!

Придётся трижды покорять
И разрушая строить Царство:
Четвертовать Трои упрямство, 
«Иерихон» на приступ брать…
Владеть Царь-Градом и опять,
Иерусалим отдать дикарству
Разграбить, поощряя Братство, – 
Об этом вновь напоминать?

– Напоминали: – В Ханаане,
Руси-Орды, с центром в Сарае,
Великий Хан решил принять
Под крышей Мира обуздать
Всех пленных, покорив Израиль.
Закон Империи – издать,
По весям Царства разослать,
До самых дальних, до окраин!

Великое переселение(!),
Внутри громаднейшей Империи,
Производилось за счет средств
И сил Орды, для заселения
Новых земель и освоения,
Убрав всех пленных, с под небес
Всей Евро-Азии, евреев(!).
Чтоб не вернулись с новых мест…
За океаном святой Крест,
Несли язычества купели!

Флот строили по всей Европе.
С Руси везли пеньку и кедр,
Ткани из льна – парус галер,
Из бронзы пушки, и, поморцев, 
Морских спецов имперских дел,
Рабов приковывали к вёслам,
Строителей судов, по звёздам,
Умеющих ходить, примерных, 
Всех кто здоров, отважен, смел.
И погрузив по трюмам «пленных»
Назначив, загодя, бессменных, 
Бояр, опальных, во главе
Всей экспедиции, во вне, –
Не существующих пределов.

Но, образованных евреев
Везли обычно в Вавилон.
Не зная истины неверных,
В хоромах поселяли пленных,
В итоге, – за боярский стол.

Во времени, лик богоборцев
Внедрялся в Храмы и во Власть.
Иудаизм «канатоходцев»
Скрывался тщательно отцовством,
Чтобы в немилость не попасть.

Готовила подпольно знать
Легализации отцовства:
На первом уровне от Солнца –
Великокняжескую страсть,
Привычки, слабость изучали,
Придворных лестью приручали,
По-русски пили горечь всласть.

И разложили корни Ханские,
На ветви, пришлые, израильские,
Без Права кровь свою смешать.
В интригах, смешивали, царские
Просторы, вставив, ханаанские
И продолжали: «прибирать»,
К своим рукам, всю географию,
Еврейский текст библиографии,
По книгам, тут же, размещать,
Фальсифицировав Историю
Корней российских, Хронологию,
Князей Великих убеждать. 

С обманом проскочило племя.
Доверие? – «Едина Вера»(!) –
Под каблуком боярства знать,
Пред Ханом – «искренность» примера,
Внутри – предметность изувера,
Но, наяву, лишь – благодать…
Зачем, скажи, Иуде рать?
Как пал Миц-Рим, по той же схеме,
И Русь-Орда, – падёт, – Империя,
Лишь надо только подождать.

Гипотеза, иль алгоритм
Распада большинства Империй?
Так государства организм
Весь умирает от «бактерий»? 

Поэтому Великий Хан,
Наследник Русского наследия,
Под резервацию смирения
Всех иудеев отправлял. 

Хватило мер на триста лет.
На всей громадной территории
Русско-Ордынского угодья,
Тлел, ожидая, рабский смерд.

Эпохи сохранили мнение
Как и чума, Крест – отравление –
Зараза, «спущена с небес»?
Чума – оружие гонения,
Разумной массы умертвление,
Границ «обетованных мест».

Скифов, Земля, обетованная,
Вновь наречённая Израилем,
Блуждала в картах тайных грёз,
Уничтожала Правдославие.
Глотала сок русских берез,
Язычества древнейших слёз,
До учрежденья Православия! 

Прошу простить за отступление,
Эмоциональное воззрение,
На всю эпоху до Христа,
То есть де-факто обнуления 
Новейшего тысячелетия,
Пером библейского писца.


Часть III.

Хронология по Мавро Орбини. 


Как предписала мне Душа
Искать я начал доказательства,
Крупицы, результат старательства, 
Промыл, на сите, не спеша.
Десятилетия скитаний
На кораблях, по дальним странам,
С нетерпеливою Душой
Перечитал массу изданий,
Вдруг познакомился с Фомой.
Не за границей, а домой,
Когда пришёл, из дальних странствий,
Я был приятно удивлён,
Найдя в завалах книжных отклик, –
Из незапамятных времён
Сразил меня ордынский дротик. 

Вдыхал ли, нет, какой дурман
Мудрейший Кот – Фома Учёный,
Ходил по цепи, заключённый,
Мурлыча Труд, под глазом РАН.

На «New Chronology» волна, –
Академическая «проза»: –
Вколоть Фоме Святому дозу, –
Голгофа – «Горю от ума»!
Обмажем «классикой» Кота,
А там предпримем и угрозу.

Последствия были понятны,
Не зря систему изучал: –
Клубок «научной» бюрократии,
Просталинской «аристократии»,
Под РАН команду закричал…
Не зависть, в «Моцарт и Сальери»,
А Тора разразилась «трелью»,
На казнь, казацких янычар.

Тернист путь истинных начал!
Перчатка брошена, – к дуэли…
Неверующий нас «обвенчал»,
Открыв Club Russian, а причал
Сдал кораблям, не по легенде,
Принять готовых янычар,
Не пить, а биться на мечах,
Сняв корабли с еврейской мели. 

Какой же будет русский срам,
Коль не подымет парус гам,
Руси-Орды, живое племя…
Так, сколько требуется время,
Чтоб победить источник драм,
На поле брани, Иудею?

Так, понимаю, за неделю
Я, порешу, в Руси, изъян, 
Закончив вещую поэму.
Усвоит ли младая смена:
Святая Волга – Иордан
И Днепр, и Дон, скорей Дунай,
Могли быть названы, до Лены,
По мере шествия легенды,
Блуждал в истории Царь-Град!
Так кто, словами Моисея,
«Историю» писал еврейскую,
Запутавшись в завалах дат,
Названий, регионов, карт,
Среди «Руна» и «Одиссеи»? –
Все алгоритмы расселения
Списал, с Руси, заветный «бард»…

Фома Неверующий, прениям,
Из области святых радений,
Не верит, фибрами Души!
Не сомневаюсь, что ответит,
Звезда решение подсветит
И просветится Русь в глуши…

Идти с Фомой я буду рядом,
Как сам Платон to step Сократом,
В роли «Невидимой Души». 
Преобразясь самим Пилатом,
Не Нестором фальсификатором,
Спасая Прошлое Руси,
В хронологической Оси 
Спирали Вечности – Оратором!

*

Ой, Боже милый, упаси,
Мою родную материальность! –
Воскликнула моя астральность,
Пытаясь выплыть из строки,
Рисует прошлого реальность
Аргументирует аннальностью,
Готов народ «абсурд» снести?
«Моносостав национальный»
Вдруг не поймет, что виртуален
На Хронологии Руси? 

Пока, на театре вижу драму,
Как целое Руси-Орды,
Насилуют на пилораме,
Законам Силы вопреки.
И распускают, у реки,
Крещенную у «Иордана».
Такая скрытая программа:
Во Власть пришли «его» сыны,
Чтоб возродить, не из руин,
Не русскую обетованность? 

Изучена ль Природы странность:
Не сильный возрождает радость,
А – хитрый и бездарный смерд.
Пора мне с Дарвиным поспорить?
Сейчас внутри России горе,
Но, лучший в Мире – наш балет…
Я – не такой, уж, и, эстет,
А горе слышу через море,
Был моряком, сейчас – эксперт,
Камней рассеянных «Природой»,
По Евро-Азии … «убогой»,
За океанскими заборами,
Укрылся старый Новый Свет. 
Душа Души растормошила,
Все фибры стонут, как Орфей
Пою в слезах, она решила
Поплакать так, как иудей. 
К стене Кремля я прикоснулся
Мгновенно в древность окунулся,
В язычества родных корней. 

Мне завещал не Моисей,
К раскопкам Истины вернуться.
Средневековый Одиссей
Во мне, естественно, проснулся.

И я поплыл в археологии,
Под парусами мифологии,
В мультипликации «Дисней».
И, да поможет мне уткнуться
В истоки варварских корней,
К березе милой прикоснувшись,
Я, с благодарностью очей,
Рифмой отвечу безупречной,
Гимном российского Отечества,
New Хронологией лучей.


*

Вас приглашаю в пятый век
В век расселения славянства,
Степи Великой, в створы вех,
Великой нации пространства.
Очередная в нём Волна
С глубин Степи экосистемы,
Разрушив вековые стены
Вновь стала чувствами вольна.
И, по гипотезе, стремительно,
Сближала этнос рассудительно,
Опознавая племена.
Вся Евро-Азия по крови,
Была близка крови Тобола,
От прошлых поисков «Руна».
Звучанием славянства слова,
Вращались в сфере Пантеонов, 
В любви к языческим богам.
Прекрасны были времена
Единоверия в Природу,
В Силу её, через Погоду,
Кормила люд славян Земля.

Десяток Волн последних сблизил
Всемирный этнос в Мире – выжил,
С племён стал нацией Славян!
На всём пространстве Евро-Азии,
Потомки древних смелых Ариев,
Стали основой поздних Стран.
От слова Слава(!), став славянами
Несли Орлов златых на знамени,
В морских границах, вплоть до дна…
Пока не спешилась беда 
За много лет до православия.
Столь «еретическую» мысль
Я обнаружил в Хронологии
Истории, в смехе юродивых,
Открыв его глубокий смысл.


*

Благодаря Петру Великому,
Незнанию иль недомыслию,
Не сожжена до наших дней
Книга Орбини, словом чистая,
Русско-славянского величия,
И, разговор пойдёт о ней.

Великий Царь Всея Руси,
Предполагая Тайны кресла, 
На исторической Оси,
От праславянского наследства,
Искал на ней ключи имперской,
Вскрывая древние пласты.

Несла еще живая память,
В фольклоре песенном былин
Радость и слёзы Русь-Орды,
От трехсотлетнего периода. 
Эпох до бронзовой руды,
До появления «Звезды»,
Задолго, арии-астрологи, 
Вплоть до божественной узды,
Камнем ваяли Хронологию,
Предки ордынцев – идеологи,
До «реформации» волны.

Но, «реформация» – распад –
Конец Империи – не мирный.
Готов побиться об заклад:
Вассалы – русские, – все братья,
Славяне, выходцы из знати,
Назначил всех Великий Хан,
Чтоб охранять Ордой просторы,
Не допустив славян раздоры,
И избежать смертельных ран.

Орда, иль – войско Русь-Орды,
Служила честно государству.
Один мужчина из семьи
Десятый плод и сын любви, 
В седло, на службу, призывался.
Пожизненно, отождествлялся
Как Хана сын, – воин Руси.
Не сеял он и не пахал,
Закон воинству запрещал,
Обязывал стеречь границы,
Владыки всякие амбиции,
Империю оповещал.

Таков сюжет реальных драм,
До времени, пока «заборы»
Не возвели, от Власти, воры,
Трон, разрывая, по кускам.

До новой эры, грязный ирод
Скрывая, иудейства, символ,
Вживался в облике Христа.
И проповедовал Миссию,
На языках славянских линий,
Пост, соблюдая, на глазах… 
Но, обжирались, точно свиньи,
Забыв «святейшие гордыни»,
Безумствуя вокруг креста.

И близко до, не допускала,
Великокняжеских границ,
Власть, иудеев племя лиц,
По резервациям селились.
Упав перед Князьями ниц,
Право на торг легко добились…
И, с этих пор, всегда молились,
Входя в врата младой Руси.
Иерусалим – Царь-Град для них,
Стал, ну а Хан – родней родных,
И в первой же реке крестились.
Раб, не попав власти в немилость,
Вписал обетованный стих…


*

Опять Душа моя игривая,
С характером моим, ревнивая,
Напомнила, как хитрый бес:
Ты засыпай, ведь я готова
Лететь с хозяйского порога,
Вплоть до божественных небес!
Или готов(?), – Единорога,
Приветствовать считаю долгом!
Я, получив, в награду, «рог»,
Доставлю, ты нальёшь вино 
И выпьем, мы, во славу Долга!

O’key, my friend! Уже, ложусь.
Устал исследовать Историю,
Отчизны нашей Хронологию,
Но, завтра вновь не удержусь,
В момент, замечу, полнолуния,
С твоей подачи, мыслей блуда,
На пик выходит каждый раз.
Перекатав все мысли в строки,
С ними врождённые пороки,
Всплывают с помощью тебя.
Ведь ты диктуешь, и не зря,
Для осознания уроки.
Моей поэтики ты – страж
Высоконравственной подкорки! –
Летающий наш Эрмитаж,
Хранитель древностей от порки
Мёртвой Истории, Вы – створки,
Что для животного – фураж,
Стог сена, где ищу иголку!
Отсюда, изредка, кураж
Бывает, погружаясь в раж,
Как Тайну выискал на полке…

Смотри, прошу тебя, недолго,
Летай внутри Спирали сонной,
С обзором видимой Оси.
Только тебе дана возможность,
Вне материальной осторожности,
Проникнуть в девственность Руси!

Не зацепись за ложь, узри
Эпоху с фактом обнуления,
Вне относительности Времени,
Любую ложь без промедления 
По-русски праведно презри!

Не опоздай, должен вернуться,
Мне – в летаргическом летать!
Тебе дано лишь прикоснуться
К далёкой древности, вернуться
Чтоб я успел с кровати встать.
Иль смерть моя незамедлительно
Погрузит в холод омерзительный
И мне придётся вечно спать.

Душа – невидимый двойник,
Как контур мой энергетический, 
Пока еще – метафизический, 
Решил(а) перейти на крик: –
Как переходим на лирический,
Дискуссионно-поэтический,
Манер общения с тобой,
Ты – переводишь на мифический, 
Мой образ, женственно-эпический,
Мне – не приятно, дорогой.

Запомни, – копия твоя
Есть Он, my friend, но, не Она!


Мавро Орбини

Самодержец Петр Великий,
Пытаясь раскопать обитель
Руси, в древнейших временах,
Искал достойного хранителя
Трудов, наследие Мыслителей,
Чтоб осознать вес, роль в веках
Империи, чьей, на обломках,
Романовы взросли в потомках,
Власть, сохранив в своих руках. 

По всей громадной Евро-Азии
Гонцы, Руси младой израненной,
Собрав не дюжий материал;
Книги, папирусы из Индии,
Египта первых манускриптов
И Библий европейских стран,
С Адамом, Евой и Родителем.
Китайских, якобы, Мыслителей,
Представленных, как божий дар.
Волхвов «свидетелей-целителей»,
Всех европейских просветителей,
Достойно принявших удар
От инквизиции, вне прав
Святейшей церкви укротителей.
Проскалигеровских носителей,
Впервые изданный Коран.

Средневековые «сатрапы»,
Сойдя с папирусов в палаты,
Все насмехались над Царём.
Попасть им должен прямо в лапы,
Евро-славянской узурпации,
Но, Петр, то, знаем, был умён.
Самодержавие – при нём!
Престол Руси в руках Династии,
Романовской, – где доказательства?
Право на Право – под огнём!

Сокрытый Статус Русь-Орды
В эпохах до средневековья!
Носили по земле Волхвы
«Великих» скифов «беззаконья».
Старославянским языком(!)
Винили в алчности сарматов,
Волжских Булгар, «дегенератов»,
Ведь хлыщут кровь вместо воды! 

Но, Самодержец всей Руси,
Не веруя дурной легенде,
Знал, россияне, то есть, Веды –
Дети Магога, а не пленные, –
Как ложь прикажете снести?

Есть доказательства, – Орбини 
Книга его – жива поныне,
С легкой божественной руки? – 
Нет, – Повелением Великаго
Петра, перевели в открытую,
С италианского в Руси.
В Санктпитербургской Типографии
В обход всей европейской знати,
Чтоб Хан увидел Гога лик,
Восстановив былую Славу,
Империи, в границах дальних,
Евроазиатский «еретик»! 

С труда, корректного Орбини,
Скачал энергию всесильных –
Старославянский лейтмотив
Звучал все триста лет по Миру!
Из Костромы Сарая спину
Весь Север русский защищал,
Ордой, то есть войском, зачищал
Поползновения любые
На Вавилон, – народ пленили
В смелых походах янычар.

Вот так веками и дружили,
Мир подчинялся русской силе,
Повелевал и правил Хан.

*

Как «проповедует» Фома,
А это вижу справедливо,
В Руси достаточно ума! –
Ушла бы с Прошлого чума
Читатель – не боялся, мимо
Пройти, но сняв благочестиво,
Привитый к Истине дурман…

Смотрю на личный календарь, –
Мне до звонка осталось мало!
Фома Неверующий, – Ларь
Открыл Славянам, – Ну, познай
Историю, не божьим даром!
Наследие у нас в крови,
Внутри заснувшей хромосомы,
Не уж то все уже мертвы, –
Проснитесь, Вы, Богатыри, –
Проснулись? – Будьте же здоровы!

Еще есть время, чтоб собрать,
В кулак, российские просторы,
Русско-ордынские объять,
С Империи пространства снять,
Евро-Азиатские раздоры.


Праславянская «гипотеза»


Неверующий Фома – смотритель,
Книг рукописных «укротитель»,
Страниц ветшающих «изъян»
Пред ним вскрывается – Учитель! –
Руси – нештатный исцелитель,
Реаниматор хронограмм,
По скромности назвал гипотезой(!),
Свой Труд, достоин всяких почестей,
Представил Миру в виде гамм
Столетий музыки, из Прошлого,
Порушив всё, строит «дотошно»,
«Ортодоксальность» диаграмм.

Аргументируя свой ряд,
Событий древности в Истории,
По полкам Новой Хронологии,
Всё уложил, – лихой Сократ!
Не софистическим приёмом,
Под взором Статуи Свободы,
Он обнажил подложность дат.
Во времени, после Ньютона,
Он «взвесил» Истины Карат, –
New Мера Чести по Платону, 
Глаза открыла бы народу
На Русь-Орду, – новейший взгляд! 

Принять бы Меру для историков
И уличить в грехах истголиков, 
Был бы, с Фомою, очень рад.

*

Святой Фома не комментирует
Книгу Орбини, текст – цитирует!
И, я, – не стану нарушать
Принцип корректности, чтоб Истину
Читатель сам нашёл, выискивая
Крупицы, – самому решать 
Who is Who? Я, дозу, впрыснув
Адреналина, в смеси с мыслью,
Вновь предлагаю осознать…

Наш Академик – математик,
Без Права быть эмоциональным
И дискутировать с Душой.
Я, как художник – дополняю,
Эмоционально расширяю,
Без разрешения «святой»
РАН – инквизиции, – устой
«Святейшей церкви» нарушаю.

Но, что поделать! Прославляя
Одну, другой противопоставляя,
Ждать надо гадости любой.
Охваченных мирской борьбой,
Всех бунтарей-еретиков(!) 
К эНХа защите призываю!
На Честь и Долг Ваш уповаю.
Поможет нам Славянский Слог!
А, Он – Наследие(!), всех Гог –
В речах, словами вылетает,
Что подтвердил лингвист Магог:
Язык всех наций он питает, 
Мама, с рожденья, изрекает, 
К славянской гордости Отцов. 
Прочти, всё взвесь, начни сначала,
По-русски вывернись из снов,
Конца библейского Начала!
Вяжись к славянскому причалу,
Уверуй русской силе Слов!

*

Переношу Вас в древность дат
К истокам раннего славянства,
Где процветал матриархат,
Гнев амазонок внушал страх,
Степи кочующему братству.

Степи Великой племена –
Зародыш, европейских наций,
Народ, в период адаптации,
Взял амазонок имена.
Запечатлев в фигурах граций
Весь генофонд, постсепарацией 
Заволжья строилась Орда. 
Умнейшая, поймём мы, Плоть
К оплодотворенью привлекала,
Мужчин «корректно» обрекала,
Формировать первичный Род,
Из амазонского пространства,
Зародыш, Россов государства,
От Её имени – Народ!

Не прекратить извечный спор
Об эволюции дикарства,
До зарождения славянства,
Кто возглавлял и строил кров?
Род управлялся «слабым полом»,
А, сильный, лишь, доил коров,
С привязанной ногой, у дров,
Хранил огонь и жарил мясо…
Копали западню для мамонта,
Охотились, тащили в дом
Тушу, разделанную «слабостью»…
Скакала «слабость» за кордон,
Сражаясь на пределе храбрости,
Разя бесчисленную самкость,
Ведь бились все за мужиков,
Вне сёдел, да и без подков,
Не маскируя сладострастия. 
Всех сильно-полых «дураков»,
Пленив, ввозили в Вавилон,
В клетках держали до избрания.
Откорм их длился до тех пор,
Пока торчать не станет ствол,
В слезах не выразив желания…

Не зная прадедов, отцов
Повелевала Роксалана: –
Казнить, при похоти, глупцов! –
Для этого нужна отвага…
При Росолане, как один, 
Весь этнос россов, плотью изданный,
Народом стал, Природой избранный,
Один единственный на мир.
Был назван этнос – росоланами,
Иль – роксоланы, с будуарами
Граничил первозданный Мир.

Двадцать четыре Роксолана
От «пленных» родила, – без пары,
Как принято сейчас рожать…
Девиц, кричащих – умерщвляла,
Мальчишек грудью приручала,
Чтоб ветви русские начать.

Взяв пленниц, из других племён,
Как кур высаживала в клетки,
Пока не вскроется кокетка,
Вокруг ходили по цепи 
Двенадцать сильно-полых ветви,
Чтоб никакой нештатный сеятель
Не подал «грешнице» руки…

И тридцать шесть ветвей «Наседки»,
Рожали этнос росо-предков,
Фундаментального ума.
Вся Амазония кричала: –
Признайте Имя – Роксаланы!
На все, в дальнейшем, времена!
Народ от Плоти – роксаланы,
Иль рос-со-ланы, – живут парами(!),
Не табуном, и не отарами,
Все Славы носят имена.

Я нарекаю всех – Славянами!
Все амазонки – будут спарены, 
Под крышей дома своего,
Жить, от тринадцати, влюблённой,
Славянской страстью одарённой, 
Рожать детей, – от одного!

И каждый год, чтобы народ
Славянский быстро размножался
По миру ветром расселялся,
Великим стал славянский Род!
Чтоб никакая ветвь дикарская
Не растворила кровь славянскую,
Не вклинился в семью урод!

Ох, как была она мудра! –
Душа воскликнула моя,
Слеза скатилась умиления.
В Спирали, Прошлого Руси,
Мне диктовала текст с Оси,
Списала, как бы, в услужение.

Опять увлёкся отступлением.
Приходится просить прощение
За Душу, – всё же мой двойник.
Её, оттуда(!), информация,
В период сна иль медитации,
Гипотезы открыла лик.
Или Его(?) аккредитация,
В Спирали, на Оси формаций,
Позволила услышать крик
Из Прошлого, ключа родник
Реальности, живой абстракции. 

Гипотеза, её решение,
Мысль подтолкнула к озарению
Пути, исконности славян.
Душа картину созерцала,
Перевела, в столбец сверстала,
Не допустив профи-изъян.

Де-факто вижу прецедент,
Основу контура трактовки,
Истории, её парковки
На полках запылённых лет.
В стогах растеряны иголки,
Руси сшивавшие задворки,
Спрошу, как дилетант-поэт: –
Среди поэтов смелых нет,
По правилам России порки,
Стегая Истиной подкорку,
По буквам высечь – Человек, 
До крови, – наказав Полпреду: –
Искать, найти в курганах сена
Иголки древних русских вех! 
Всё это вызвало бы смех,
Если б не слёзы, от предела
Боли, последствий передела,
За, якобы, российский грех.

С умом Фомы – достанем всех!
Мы подождём, настанет время,
Проснётся сказочный Емеля,
Пройдётся в рост по параллелям,
Меридианам, не жалея,
Терзавших Русь не для потех,
А с тайной целью умерщвления. 

Крупицы, в истинных доспехах,
Всей Хронологии Оси,
Признания, – сольются в тексты,
И, каждого опишут место, –
Всех, по-христиански, не спасти! –
Как этнос, иудейский сплетничал,
Блудя, вступая в брак, мошенничал
В «Истории Любви», к Руси. 

И вот теперь в руках Орбини!
Из-под пыли, затёртых дат,
Правдоподобные картины,
При помощи Фомы и Лиры, 
Души – моей альтернативы,
Орды, затерянный Парад,
Я опишу строками мирными!
И, пусть докажут, что – не прав
В новой Гипотезе, отныне!


*

Все тридцать шесть славянских рода,
С Правом на Право от корней, 
Расселенных, в Степи народной
Плодились с принципом идей:
Один язык, одно пространство
Одно Славян в Природе Братство,
Тысячи три, лет, до нолей.

Сам механизм для размножения,
Рождён системой наслаждения, –
Матриархата результат.
Не избежать бы лесбосвеяний,
В орал, «войти» поползновений, –
На трон влезал Патриархат.

Ввиду отсутствия границ, 
Царица, с Трона Вавилона,
Ввела понятие кордона
И подданных, Царицы лиц!

Душа изящно восхитилась: – 
Славян единственная Мать!
Ты напиши в Честь Гимн на ять,
Коль понял, это – не приснилось.
Увидел, Перуну молилась,
Имела право выбирать,
Когда и с кем, и как поспать,
И каждый год детей рожать,
От пленных, оказавши милость… 

Всех, тридцать шесть, успев родить,
По алгоритму генных бдений,
Масонства, вскрывшихся стремлений,
Смогла поднять и сохранить!

Нам не дано предположить, – 
Кто алгоритмы Россоланы
Смог спроектировать, заранее,
Проект в реальность воплотить.
Способна ли Душа ответить,
Исследовав в Спирали метки
И Предков След восстановить?

Зачем тебе такая тонкость? –
Душа, с насмешкой на лице,
Роксаны осветив влюблённость,
Характер, целеустремленность,
Не вижу надобность в Истце?
Я, раскопав, славянства Древо,
Должна исследовать примерно,
Славянства ветви, а в конце,
До первых меток Хронологии,
Безукоризненной Истории,
Нельзя не вспомнить об «Отце»,
Руку «корректора», в кресте,
По алгоритму Скалигера, 
Срубив Единорога Герб,
Шестиконечная Богема
Благословила жизнь легенд. 

Был «Индекс запрещенных книг»,
Фундаментом Руси опричнины,
Где, запрещал Священный Рим,
Мира Историю больным,
Писать теории отличные,
От «утверждённых», – еретичные, –
Сжигать, спасаясь от чумы!
Историографам предписано
Отречься, сбросить фанатичные
Одежды мыслей, иль – казнить!
Анафеме придать, забвению,
Подвернуть пепел распылению,
И навсегда о них забыть!

По спискам извлекали книги,
Связав славянские гордыни,
Топили, как котят, в ведре.
С академической платформы
Глас, в иудейской униформе: –
До буквы сжечь Орду в огне,
Историю средневековья, –
Главу – на плаху, с изголовья,
По обвинению в грехе! 

Но, это будет всё потом,
Намного позже обнуления,
С даты, эпохи искупления,
Христианской версии грехов.

А, наша версия, с Фомой –
Гипотеза, близка к реальности.
Курганы спят, а в них покой,
Нашёл Орды славянский рой,
Под сводами пирамидальности… 


ВЕЛИКОЕ РАССЕЛЕНИЕ 


Так, от клубка, славянства нить
Нас привела, тропинкой сказки
К Орбини, по его подсказке,
Славян, пытаясь, расселить
По всей Великой Евро-Азии,
Египту, Индии, Китаю,
Чтоб Истину восстановить
Истории(!), – не упустив
Нюансы, в русле созидания:
Как расширялись: по преданиям,
По рукописным изваяниям
В пространстве будущей Руси.
Происхождение названий,
Всех территорий: от Русландии,
На Расселения Пути, 
Колен, от плоти Роксаланы,
Подобий, в будущем – бояре(!)
Придётся нам с Фомой пройти,
Всё в доказательства свести,
Вскрывая древние анналы…

Моя Душа – всё на Оси
Спирали, мило упредила: – 
Дала тебе Пролог ввести,
Достаточно, я – не ревнива!
Заслуга, в принципе, – моя,
И, извините, виртуальность!
Ты, плагиатом занимаешься,
Ведь я диктую, а не ты!

А чья идея «New Chronology»,
Орбини чей(?), возвысив голос,
Я продолжаю наступать,
По первой стадии готовности,
Не спекулируя влюблённостью,
Должн(а) во всём нам помогать!
Без права что-либо солгать,
Во имя Истин, в невесомости, –
Иль должен? – Не критиковать,
Мои моряцкие фривольности,
А заострять одни достоинства,
Чтоб легче было нам «копать»…
Душа обидчиво заткнулась,
Хотела что-то мне сказать,
А промолчав микросекунду,
Решила правила принять:
Of course, my Capitan, I’m ready!
Но, с полномочием Полпреда,
Ваши команды выполнять!

– Читаю я труды Орбини,
А ты летаешь по Оси.
Сравнив, реальные картины,
Со смыслом считанной строки,
Отметь подобные события,
Отождествляемым покрытием,
И мне мгновенно сообщи. 

Так, вольнодумная, Душа
С моим Проектом согласилась,
В Спираль смиренно удалилась,
А я в постели, не спеша
Взял книгу в руки, чуть дыша, 
Открыл, заснул, и мне приснилось…


Души пытливой вариант.


Душа моя вошла во время,
Когда идеями «беременна», 
С Заволжья, выплеснув народ,
По алгоритму, преднамеренно,
Степь, подготовленная Гением, 
Могла расширить небосвод.

И тридцать шесть боярских рода,
Благословленные Природой,
Собрались двинуться в поход:
Одни на север, на восток,
На запад, медленно за солнцем,
Другие к югу, трассой птиц,
На юго-запад разделились,
Юго-восточнее границ, 
По воле Матушки, – смирились. 

Было предписано: прожить
В новых местах одно столетие.
Расширить Свод, в период лета,
Но, Пантеон Богов, – срубить!

Чрез двести лет от прародителей
По радиальному пути,
Продолжить долг крови носителя,
Племён безродных усмирителем
Быть, укротив простор Степи.

В Периодичность Алгоритма
Умно заложена Волна,
Степи Великой биоритма.
Теперь вся масса не вольна
Переступить Семьи Законы,
Язычные, к тому, препоны,
Куда не глянь – кругом родня!
Язык – один, в Природу Вера,
Без ортодоксального примера,
В те, Правдоверов, времена.

Взошёл на Трон Патриархат,
С всей атрибутикой убранства,
Уже тогда был введен Хан,
Как символ россов государства.
Род отличал наклон Луны
От вертикали Восток – Запад:
Уравновешен Месяц Ханства, – 
С восьмью конечностью Звезды, –
Единорог, он – в центре Царства! 
Под властью Неба и Земли.

На запад разрасталась поросль,
Из вавилонской стороны.
Но, на Восток дошли лишь горстки
В лучах воинственной звезды.
Прижились к Западу поморцы. 
Взошедшие на горы – горцы,
Врастали в камень, как могли. 
И расселялись росоланы 
По радиальной, от оси
С Сарая, по Степи, славянами,
В восьми лучистом равноправии
Доисторической Руси! 
За храбрость, доблестную Славу:
Степь, в безусловную награду,
Смогла славянство приручить.
Войдя в контакты с племенами,
Не привнеся излишних бед,
Назвав Природы именами,
Вводила под славянский герб,
Навечно, new славян – Венед,
Объединило Правдославие!

За тысячи, до православия,
Этнос, «обеленный» Заглавием, 
Пред Перуном давал обет:
Клятву, навечно, Правдославию!
Корни звериного тщеславия 
Сжечь на кострах заволжских Вед. 

Месяц, смотрящий на Восток, 
Подсвеченный Звездой восточной,
Восьмиконечной, полуночной,
Славянской Розой, как – Исток
Вышит на Знамени, – флагшток 
Первый в Истории Поволжья, – 
Старт расселения Магог 
Провозгласил славянский гонг, 
Языческий аннал безбожья.

Знак Т-образный, но не крест,
Взят, как отличие, христианста.
За пару тысяч, когда Свет
По Библии, услышал бред, 
Библейский вариант дикарства. 

Так расселение славян
Произошло с Сарая Царства,
Из Вавилона – центра Ханства,
Первым этапом, – до древлян,
А по Дунаю – new славянская,
Обетованно-Ханаанская,
Наречена от слова Хан! 
У брега моря – дивный Город,
От слова Рим – прекрасный довод,
Задолго, как бы, до римлян, – 
Всё говорит здесь про славян!
Имеете античный повод?! –
Лавра Земля – доафинянская –
В лице Наместника – Спартанская,
Имела праславянский норов,
А не античных афинян!

Такой, мне кажется, экран
Перед эпохой первых стран, 
До Скалигера и Петавиуса.

*

Душа прервала мой «помёт»,
Под властью комы, излияний: –
Ты, что, мой друг, позволил вопль,
Вне точности реальных знаний?
Тебе сказал(а) я – Лежать!
И ждать Итоги изысканий.
Благословил ты сам полёт,
Для обнуления признаний,
«Увидевших» рожденье Звёзд,
Волхвов, умалишенных грёз, 
Признавших Бога «изваяния», –
Так далеки все от реалий,
На фоне вековых берёз!

Я – в Прошлом! Смею Вам напомнить,
В нетронутых лесах «Степи»,
На тропах первых и дорожках:
Девица моет в реке ножки,
С плеча свисает блеск косы,
Я вижу избы, до Руси,
Славянские, впервые, сошки. 
Мужик, «гоняет» у копны,
Не знающий, понятья – «рожки»…
Старушек чистых у избы,
Пекущие в меду лепёшки.
В лесах токуют глухари,
Как у костра любви матрёшки
С парнями пляшут до зари, 
«Приворожив» не по одёжке, –
По-богатырски правит сошкой, 
Пред Перуном клялись в Любви.
Патриархат вставал на дыбы, –
Уж не боялся мужик гривы
И ласк «воинственной» жены. 
*

Прости мой друг за отступление,
За лирику и промедление, –
Ввел(а) тебя в лиричный слог.
Я – не смогла, или не смог,
Хронологические веяния
Схватить, в секунду приземления,
Славянский, видимо, мой долг,
Испить ментальности пролог
С источника без промедления.

Жаль, что Фома, российский Гений,
Не видит Прошлого смирения –
Гармонию славян с Природой,
Пост амазонские явления,
Русско-Ордынских проявлений,
Что назовём, попозже, Родиной!

Так, вот теперь, когда упилась,
Ты выслушать меня изволь:
Всегда, скажу, тобой гордилась,
С причудами в тебе смирилась,
Играя точно в театре роль,
Роль двойника несла, не спилась,
Как мой двойник, я – не излилась
В чужую душу, будто голь,
Иль как летающая моль,
По шубам теплым не селилась,
В чужую душу не влюбилась,
Но, съела, в месте с тобой, соли
Пуд, без воды, если не более,
И, вот опять, пытаешь вновь, –
Погнал бездушно по Спирали,
Как на бегах, или на ралли, –
От Истины – бездушна боль,
Но, Счастья – безупречны грани!
Обручена до смерти с Вами,
Коль ты – Души Хозяин, мой,
Писать со слов моих изволь, –
Правда, по-русски, – под парами!
Я, предвкушая сладость драмы,
Входя в славянские анналы,
Суть Прошлого постичь готов
И записать, с душевных слов,
Как расселялись в нем Славяне!

Полёт в «виртуальное» Прошлое

Ах, «Летописцы, летописцы»
На что потомков обрекли!?
Писатели – примитивисты –
Истории «объективисты»,
С рукой бесовской от Луки.

Сгорели на кострах шедевры
Хронологической узды?
Как будто бы вдруг сдали нервы,
У старых «мудрецов» неверных,
От Славы «взбешенной» Орды.

Книги – Наследие несли.
Среди «трактатов» эфемерных,
По духу, в образе нетленном,
Попытки этнос свой спасти
И развалить гнилой легендой,
Империю, в реальном времени,
На безысходности Руси.

Но, что-то всё-таки осталось
В завалах летописных лет?
Да, несмотря на ложь и гадость,
На пепел, распылённый в радость,
По кратеру блуждает нерв,
Как Призрак златоглавый Герб,
Как Приведения усталость.
В слоях томится Правды след,
Культур папирусных скелет,
Под тяжестью ортодоксальной
Не выжженный костром аскет –
Энергия славян – ответ,
Под саркофагом спит сусальным…

Фома, как тот тщеславный дед,
Вдруг раскопал, России самость:
«Трактаты» превратились в бред,
Ручьём стекает аморальность
По площадям, как та фекальность,
Библейская, с заветных недр.

С ним диалектики фантом,
Что ложь – нетленна, как и Правда!
Ложь, привнесённую в наш дом,
Смог уколоть в основу снов
Страх, крестоносного парада.

И целых пять тысячелетий,
Вживаясь в чувственность основ,
Ветвь, обелённая поспешно,
Экологическим пришествием
Степи Великой, не нашествием,
Втирала ложь, внутрь Правды слов.
Стирая истинные грани
Империи, безликой рванью
Вносили имена сынов
Своих, израильских племён,
Как смерды божьи и христиане.

*

Одним ярчайшим из следов,
Являются труды Орбини!
Имеем Счастье, мы, отныне
Вчитаться в Перечень Умов,
Представить множество томов
Стоявших, некогда, гордыней,
На полках древности, обыденно;
С Матриархата первых линий,
Язычества первейших символов,
От Т-христианственных основ
До иезуитского христианства,
От ортодоксов, левых хамства –
До крестоносного мытарства,
Иудаизма первых снов, –
Попыток выйти из «дикарства»
Всемирного, под свят убранство,
Из мировой системы слов.
Связать евреев цепью братства,
Опознаванием при странствии,
Как «избранных», самим(!), клопов,
Как кровососов, вне долгов,
Навечно призванных на «ханство».
На территории, в пространстве,
Где царствует славянства кровь,
Земле присвоили пароль: –
«Обетованная»(!), – вне рабства…

Такая, вот, канва из строк,
Души невидимой прострация!? –
История про махинацию,
Души ордынская абстракция
Иль вскрытый объективный рок?

*

Крупицы обретут каменья
Все соберем, взрастёт курган.
У Пирамид славянский Реквием,
Ханской династии владениях,
Раскроет суть славянских драм.

У усыпальниц ханских линий,
Гробниц египетских парад: –
Центр погребения Великих
С Орды доставленных, как свиток,
На русских праведных ладьях.

Забальзамированность Лика,
Внесут на вечный пьедестал.
На крыльях улетает Сфинкса –
Он – Глашатай – Оповеститель!
Русско-Ордынская обитель –
Просторы дивных этногамм,
В слезах скорбит, – ушёл Родитель,
Отец Семейства и Учитель, –
Пред Орионом предстал Хан!

Альфа Звезда, Орды Созвездия,
Лучом начертит вертикаль.
Все девять дней не для возмездия,
Усопшего возьмёт энергию
Души, чрез Космос обновление,
И, сбросит в отдалённый Храм.

Приспущен флаг! Несчетно войско.
Копья наклонены к земле.
Величие и благородство,
Под зноем беспощадным Солнца,
Нёс ханский конь, сам, при узде.

Династии Князей Ордынских
Под Орионом встал Вассал.
Простёр к Заволжью руки птицы,
Из злата крылья, перья Сфинкса,
И радостно вдруг прокричал:

Чрез Орион я посылаю
В наш Вавилон, в границы Рая,
Царице – Матушке Славян,
Не слёз ордынских океан,
А Радость на Курган сливаю,
Через Вершину Правды Храма,
В Сарай Империи всю Славу,
Пред взором, всемогущим, Ра!

Пред Пантеоном Россоланы,
Произнесли все мы Присягу,
Дав клятву верности Славян!
Не посрамили Предков Памяти,
Не проявили мужской слабости,
Пред плотью диких обезьян!
Славянский Дух ассимилировал
Племён разумность и их идолов,
Взяв Тихий, с виду, океан!

Тридцать шестая ветвь славянства
Забыв, что вышла с корня братства,
Здесь, на египетской земле,
Живя на уровне дикарства,
Не помнит, что основой Ханства
Модель ветвей тридцати шести.

Я отдаю иуд всех в рабство!
Всю ветвь вычёркиваю с Ханства,
Чтоб в Вечность гадость не внести!
Такая Воля Россоланы!
Ответственность вся – на Вассалах!
Нарушит кто, тот – без главы!

Теперь приступим к Церемонии,
Последний Путь во Славу Родины!
Традиция! – Курганы спят
В Америке, в Степи Великой,
В Английской островной обители,
Где каждый воин Россов – Свят!

Но, здесь, в песках, под Орионом
С Заволжья, из Созвездий в створах
Династий Княжеских покой.
Русско-Ордынская гробница,
Ансамбль из Пирамид и Сфинкса,
Чтоб Мир поддерживать больной.
Мертвели дважды «реформаторы»,
Заветных дел инициаторы,
Урок славянам, и, – большой!

Я в жертву приношу всю «ветвь»!
Загнать их всех на Пирамиды!
Приказ в границах всего Мира, –
Рабов заставит строить плеть!

Писец дословно записал
И голуби взлетели в небо.
Дословно, как сказал Вассал,
Было исполнено мгновенно…

Загромыхали барабаны:
Заржали лошади усталые
И саркофаг в последний путь
По брёвнам стапеля скатили,
В прохладу тайны Пирамиды
Великокняжескую суть,
Забальзамированной мумией,
По коридорам лабиринта,
В зал Вечности её внесут.
Вход замуруют и уйдут,
И примут яд из клюва птицы,
Чтоб Тайна Вечности у жрицы
Не смела вылететь из губ!
Погружена навечно вглубь
Системы Инков и традиций.
Овец на блеянье в овчарне,
Свист плети огрызался ладно,
Всё войско вышло помянуть
Душу усопшую ордынскую,
Заволжскую, по крови близкую,
Но тех времён уж не вернуть…

Так как в молекуле воды
Хранится Правда Мироздания,
Так в капле крови Россиянина
Хранится формула семьи…

*

Ну, дорогой, как я схватила
Период «взбешенных» славян? –
Нарисовала ты картину,
Скорей – Гипотезу, но, мило,
Размашисто, в сюжете драм.

Да, не скажи! Была я в Прошлом!
Всё видела, как, вот, тебя.
Не приврала, ни капли в ложке,
От первой сказочной матрёшки
И слова я не привнесла,
Или привнёс? – Вот в чём беда,
По-прежнему евреи с ложкой,
Сидят на Корне Бытия…
А ты всё пишешь, словно двоечник,
Боишься засветить себя?

Ну, что ты, милая! Опомнись!
Иль – милый? Боже, упаси!
Хотел бы с гордостью напомнить,
Что мы же – гражданин Руси!
Считаешь, что один в ней с сошкой,
А семеро, и, каждый с ложкой,
Но, с сошкой, понял я, есть ты?
Так, кто тогда блефует с ложкой
В пространстве Мира и Руси?

Осталось пять микросекунд
И если, я, в тебя, не впрыгну! –
Нет, дорогой, ведь ты не глуп,
Ты благороден и не скуп,
Чтоб торговаться с Благородьем?
И, указав висок, я, вдруг,
Наполнился своим здоровьем.

Открыл глаза. Тепло. Постель.
Последний том Фоменко давит
Мне грудь. Очки. Не пререкаясь
Я закурил, но вместе с ней,
Душой моей неповторимой,
Невидимой и не ревнивой,
Пошёл отлить всю канитель…

Затем умылся, сварил кофе,
Отпил глоток привычно, профи
Изобразил среди Емель.
Я понял, что попал на мель,
И сняться мне поможет что-то,
Иль нечто, что внутри меня.
Голос сказал: Трудись до пота!
Пока от истинности рвота
Не выйдет сутью Бытия!

Я докурил «LM» презренно,
Кофе допил, вновь закурил,
Старт на компьютере степенно
Нажал, вошёл, и… закрутил.

*

«Душа – невидимый двойник»
Открылась, как я щёлкнул мышкой.
Знакомый текст блефует слишком,
И растравил мне Душу в миг.

Я улетел с Душой в Пространство,
В Пространство Прошлого Руси.
Нет, чтобы в Будущее Братства,
Так нет же – в Прошлое Оси.

Душа, увидев сожаление
Сказала: Милый, не тоскуй!
В Спираль войти без унижения,
Списав Историю Рождения,
Нельзя, коль ты обычный «нуль».
Обогащайся виртуальностью
Как целым, а касаясь частности,
Воспринимай эпохи слой!
Познаем мы «пелёнки радости»,
На уровне элементарности, –
Русь – в Будущем, а ты – Герой!

Of course, my Friend! And me agree!
Готов глотать все унижения,
Награда за пренебрежения
Историей – платить долги, –
По векселям, без сожаления
Нельзя, обогатить мозги.

С Душой своей неповторимой
Влетели быстренько в Спираль.
Открылась пред глазами даль
И Тайна стала обозримой.

В диапазоне визуальном
На бесконечности Оси
Сгорая весь от любопытства,
Впервые окунаюсь в Детство
Своей стареющей Руси.

До этого Душа летала,
Как боссом, мной, пренебрегала,
Теперь, попробуй, укуси!
Всегда бестактно угрожала
Покинуть тело, случай ждала,
Так вот теперь, влетев, молчи!

Как раз я к этому стремилась,
Чтоб сам ты выскочил в Спираль.
Скажу, что тонко умудрилась
Вкатить тебя, не разозлилась,
В хронологическую явь.

Теперь ты сам себе хозяин,
Раз Виртуальность укротил.
Поглубже спрячь свои изъяны.
Открыть Истории анналы
Не палубу со шланга смыть!

Thank you, my Friend! Уже лечу
В период даты обнуления…
Через Фому, Орбини мнение,
Коль есть источники – схвачу,
Проверю книжное Наследие,
Всех авторов пост обнуления,
До инквизиции сожжения
И всё прилежно изучу.

*

Где отыскать Великопочтенных
Историков, – в трудах бессмертных,
В тиши каких библиотек?
Не ошибиться б мне в эпохах,
В церковных заблуждений строках,
В названьях городов и рек.
До первых карт всё дрейфовало
По нашей Матушке Земле,
Как кровь извечно обновляла
Букет достоинств дополняла,
Не за один текущий век…
Всё step by step за расселением
Степи Великой, взрыва деяний
Экосистем, – Природы грех? –
Всё объективно и умеренно,
Природа строила уверенно,
Не ради смеха и потех.

Пятнадцатый я выбрал век
Там где ваял наш Человек!
Сказал я наш, по крови, точно
Волной Степи открыта ветвь
Задолго, как хлестнула плеть
Во времена, без полномочий.

И приземлился в Палестрине,
Прошёл пешком сам до Сицилии,
Грузя в мозги средневековье –
Русско-Ордынское приволье!
Кто защитит моё здоровье
От вин текущих изобилия?!

Из книг, рассказанных легенд,
Былин, как спутник расселения,
Осознавал, до обнуления,
Эпохи, в пять веков предмет.
Язык славянский исковеркан,
Но много слов я заприметил.
Речь итальянская несла
Оттенки древнерусской речи
От слов, такие как, Предтече
И до обычного креста…

Присел откушать я в таверне
Откуда пицы оформление,
Заставив выделиться сок,
С глотком вина – жизни исток,
Процесс, продолжив насыщения,
Канву стирает отчуждения,
Преподнесла мне вновь урок.

Хозяин понял, что мне надо,
Не взяв не лиры за обед: –
Несёшь в себе Востока след,
К Архимандриту, Правды ради,
Иди, мой гость, ты до Рагуз, –
Он снимет с плеч тяжёлый груз,
И, победишь библейских вралей.

Шестьсот четырнадцатый год,
От Рождества Христова! Время
Под «реформаторским» владением,
Течёт, смотрю, наоборот…
Всё возвращают в темень лет:
Сжигают книги, рубят фрески,
Переплавляют злать монет,
Не подтверждавшие библейский,
Закон прописанный еврейский,
И божий всемогущий Свет.
В Рагузе – траур, кто-то умер!
Священник? – Видимо, престав,
«Перед судом и силой Бога»,
К Народу обратился словом,
Покаяться, пред ним, призвав.
Последний раз народ рыдал
На паперти, любовь Рагузы
Всей излучили, – рвались узы,
Архимандрит люд повязал
Не бредом ватиканских зал,
А Истиной славянской Музы,
Под куполом «святой» Рагузы,
Всю жизнь бесплатно просвещал.
Следили за толпой церковники
Считая слёзы, чтобы погадя
Счёт предъявить, как божий дар…

Я – опоздал! Ушёл Орбини –
Архимандрит святейшей линии,
В миру – Истории Реликт!
Хронолог мировых событий,
Хранитель Разума открытий,
Учёный Честный – Славянист!

У алтаря весь гроб в цветах.
Вздыхает Этны с горем кратер,
Услышал голос: Здравствуй, Мастер!
Не опоздал увидеть прах!
Что пилигрим, влекомый страстью
Познать стремится Настоящее,
Как правило, потерпит крах!
Так ты, но Прошлое уставшее,
Познать желаешь упрекавшее,
Славян в тысячелетних снах?

Молчи и следуй в мою келью,
Там собраны труды Вселенной!
Спеши скорей, пока не смеют
Войти туда толпой евреи!
Но, после похорон, – сумеют
Разграбить всё и сжечь Труды!
Все Книги в перечнях «руды»,
Обречены, поверь, из первых
Все буду сразу сожжены!

И я бочком, бочком стирался
На поле с запахами свеч.
Так осторожно удалялся
Чтоб «глаз» не мог меня стеречь.

Зашёл я в келью, дверь захлопнув,
Услышал вдруг щелчок замка.
Увидел полки краснодерева,
От пола книг до потолка.
На стенах карты всей Вселенной,
Глобус Земли, Луны забвенной,
И, телескоп глядит с окна.

На потолке одни Созвездия
Зодиакальные, но древние…
Секстант, лежащий на столе,
На карте Mediterranean sea,
По побережью Финикия,
Of Ross Tartaria Пальмира
Есть Вавилон Большой Степи.
В Заволжье, прямо у реки, –
Славянский проповедник Мира!

Чтоб эти книги прочитать, –
Услышал голос, – полиглотом
Быть надобно, как величать
Посланца Будущего Готов.

Из Настоящего пришел!
О Прошлом полон я сомнений.
Хочу узнать без промедлений
Историю славянских снов.

Такую слышу генерацию
Из глубины Ваших эпох, –
Определяю как прострацию!
В Москве имею регистрацию,
Но, к Вам привел меня не бог!

Душа моя не пролетарская,
Русско-Ордынская, славянская
Спать не даёт, какой уж год!
Внушает мне: – не скандинавская –
Я! Не, еврейская, армянская,
Не – с НЛО! – Какой-то рок!
В Степи языческой рожденье
Определяет каждый слог,
Её характер, её рвение,
И днём и ночью поведение…
Не закрывает, скажем, рот!
Друзей назвала идиотами,
Думу – еврейскими промотами,
Правительство – еврейский кот!
А Президент, – я вытру пот,
Душа напичкана остротами…
Летает где-то за высотами!
Куда не глянь – одни евреи.
Кино, эстрада? – Иудеи…
Твердит мне, что TV – картавит,
Спектакли лишь евреи ставят.
Искусство – полностью от них…
Русдом – один, часок вещает,
Лишь потому, что Мень прощает,
А так бы был уже закрыт!
Вся экономика – от них, –
Чему хуже нам, – тем лучше им!

Простите, за такой экспромт.
Не для того из Настоящего
Я в Прошлое нырнул с изяществом,
Чтоб в нём поплакать, скажем, вот.

Вы – Столп Истории Славянства!
Один, кто сможет силу Братства
Мне показать из Ваших книг!
Дошла до нас чрез Государство,
Чрез корректуру и мытарства,
Всю Академию интриг.
Вас обвинили силой Власти
Что из Рагуз македонянских,
Не объективным быть должны!
«Коллеги»: Скалигер, Петавиус
А позже Миллер архивариус, –
России пудрили мозги.
Труды в Европе – сожжены…
Один остался здесь, в Рагузе,
Наш Пётр издал, сказал бы, в лузу
Забил им шар, за все долги.
Опять диктует ряд вопросов
Моя Душа, – просит внести.
Такая участь бедных Россов
Великой, в Прошлом, блин, Степи?

Приветствую тебя Славянин!
По Настоящему, какой же год
Идет сейчас, – что Бога славит?
Какой живёт в стране народ,
Я не могу, пока, представить.

Двухтысячный закончил ход,
Открыта дверь Тысячелетия!
Год первый, первого столетия! –
Со дня Рождения Христа?
Да, мой Учитель, от Христа,
Весь Мир живёт, от ложной даты!
Как обнулили супостаты,
Так счёт идёт, модель – проста.

Не уж то столько лет прошло?
Я вижу явно нереальность,
А может некая астральность
В лице Волхва? – И мне дошло,
Что видит некая субстанция
Энергию, не как абстракцию,
Как кванты Мира Бытия!
Садись за стол. Все эти книги
История Славян и Мира!
Каталог видишь на столе?
В нем Перечень умов Великих,
Хронологов доисторических,
Их важность для тебя вдвойне!

Располагаешь тремя днями
Пока труп будут отпевать,
(На это можешь наплевать),
Обвей славянскими корнями
Свой Разум, Памяти дарами
Набей суму, чтоб с нею встать…

Запомни Заповедь Славян: –
Вся Сила в Памяти! Поныне
Степи Курганы, Пирамиды
Потомкам каменно твердят: –
Найдите в небе Орион,
Славянства охраняет Вечность,
Чрез луч увидите не сон,
А всю славянскую беспечность.
Не Сила в Силе! Триста лет
Была разбросана по Свету
Для Силы Вечности ведь нет,
И, Красоты, всё в Мире – тленно…
А в Память – Принцип Эстафет
Природой вложен, как эффект
Гарантии Всея Вселенной!

С Историей, вас, tete-a-tete,
Я оставляю, – на съедение!
Посмотрим только, кто – кого?
Здесь не летают Приведения!
Вам не поможет, даже, Бог,
Зодиакальные Созвездия!

Голос исчез. Я погружён
В реальный слой тысячелетия.
Открыл я книгу, удивлён –
На итальянском, – перевёл
Её название в мгновение: –
«Историография початия
Имене, славы, и расширения
Народа славянского», –
Лежит пред ясными очами.
Свет, излучаемый свечами,
Анналы вдруг мне осветил,
По Списку, Прошлого, Светил,
Душа в захлёб зашлась речами:

Их – двести восемьдесят шесть,
Уже давно я прочитала!
Dannato autore в них есть, –
Тринадцать(!), – я пересчитала.
А? что такое есть Dannato? –
Презрела Церковь Рима автора!
Так сноска скромно говорит.
Лишь Емельян, прописан, Russo,
Один по Списку, не рагузский,
Знать, почитаем среди них?

Paolo, вижу, Scaligero –
Зашитый в Список, «тихий Гений»
Мы точно знаем – явный псих!
Он – не Dannato? – А, – еврей!
Пойди, сейчас, поди, проверь, –
Тот Скалигер ведь был со сдвигом?
Кто Хронологию Истории
Всю исковеркал Русофобии? –
Он и Петавиус, а Миллеру
Списать позволил сам Радзивил.

И я решил прочесть все книги
Dannatо autore – «интриги»(!),
В Annali Russia (анналы)
Сарматий двух содержат тайны!
По описанию Дубравия:
В Степи Великая Сарматия
Славян рожала, иль словинов –
Сарматов, а от них эллинов…
От «slouo» – сарматов слово,
Как языка Степи основа,
Рассеянных в пространстве речь,
В земном, единая, без свеч,
Несла на Юг певучесть Слова!

Моя Душа, уже, сарматская,
Перерождённая, пост ханская,
Диктует мне трёхдневный план:

Historico Socrate взвесить,
Сравнив с платоновскою версией!
Plutarco, Птоломея, Плиния,
Всем нам известного Вергилия,
Капитолина, Флавий Вописка,
Орбини, – Россоланы отпрыска,
На молоке взращенных Россов!
Ты хронологию допросов
Им учини, чтобы в пустоты
Внести ответы, – не вопросы!

Твоя способность виртуальная
Решит задачи актуальные!

Я подошёл к бесценным книгам
Приник, закрыв глаза на миг.
Отдав все почести былинам,
Вдруг ощутил единство с Миром,
Славянский new рифмуя стих.

*

И начал я с Отца Орбини,
Архимандрита, из Рагуз,
Копая корни древних линий
Славян потерянных фамилий,
В Словах, задолго слова Русь…

По Хронологии рагужской,
Сказал бы так, – считайте русской,
Гипотезой? – Согласен, пусть!

*

Народ славянский озлоблял
Своим оружием в пространстве
Все племена! Славянским Братством,
Разумной речью, всем дикарством
Чрез Слово в Мире управлял.

Впервые Речь Славян привязана
Не к примитивности рычания,
К аккордам Лиры Мировой!
Не к звукам страха выживания,
С глубин изъятых Подсознания,
А к Музе Вечностью больной!
Чрез: эмоциональное звучание,
Звёзд Небосвода созерцание,
К россов словесности родной!

Но, некий этнос наблюдая
За силой Слов, осознавая,
Что Словом можно управлять,
Повелевать, убить, исправить,
Казнить, помиловать, прославить
И наслажденье доставлять…

Запоминал довольно долго,
Звуки рефлексов шифровал,
Рождая речь «для new народа»,
Чрез тыщи лет, но написал:

«В начале было Слово,
Из Космоса Глубин!
«Tрактат» – всему Основа,
Для будущих Раввин!»

Конечно, в этом роде,
В поэтики Руси
Приблизил мысли, вроде…
Но, речь то, – из Руси!

История не знает
Подобного от них.
Есть примитив незнания,
Как рифмовать без рифм.
Без языковой речи,
Без силы в ней Земли, –
Простое просторечье,
Где плагиат внутри…

Весь опыт россов скрытно
Был списанный в «трактат».
Вернулся к нам открыто
И, якобы, из Врат…

Разрушена Система,
Пал Третий Рим при нас!
Но, Речь – звучит, и, Тема
Заволжская, в сей час!

Ведь Сила Слов Славянских
Из леса всех ввела,
Весь Мир, затем христианский,
В библейские Врата…

Никто из них не хочет
Признать основой Речь!
Славянскую Основу –
Поэзию, – как Меч!

*

Тебя так закрутила
История славян! –
Душа растеребила? –
Вновь Голос мне сказал.
А то, что я услышал
Столь близко от аннал,
Я приклоняю низко
Главу седую к Вам.
Не зря я прожил годы,
Не зря всё собирал.
Ходил на Русь не в гости…
Древнейшие погосты
Славянства изучал.

Курганы, книги, кости
Былины, смысл легенд.
Исследованы мощи
Святых, по крови Вед.

И вот, что интересно
Из множества «Святых»
Для Росса – одно место,
Вся Клика – из иных!

Но, это, уже – поздний
Период росс христиан!
Когда Иван жил Грозный,
Подпавший под Пиар
Жидомассонской ложи.
Какой уж только раз, –
Схемы – предельно схожи(!),
Когда с крестом на Власть
Шла, вылезая с кожи,
С небритой, «россов рожей»,
Она входила в раж.

Да, это отступленье
Нас может так отвлечь, –
Пурим – один, – для Меня!
Опричнина: – Обречь
Великий Род Славянства,
Под нож весь, истребить!
Династию от Ханства,
Всю сжечь и распылить!
Ох, сколько лилось кровушки
Ох, сколько изб сожгли…
Летели с плеч головушки,
Избранников Руси.

Оттуда русофобушка
Кореньями вросла,
В родимую сторонушку,
В подполье проросла.

Россию православную
Покрыла шестигрань.
Не хочет шестигранная,
Как Папа, с Ватикана,
Упасть к ногам Христиан.

Душа моя ордынская
Нежданно замолчав,
Ретировалась быстренько
В начало всех начал.

*

Ну, ты дала, – про Меня!
Душа моя, скажи: –
Ты Голос слышишь Кельи
Иль пудришь мне мозги?

Чай, видишь, не оглохла
Коль, как и ты, – стихи,
Рифмую, – не иссохли
Духовности соски.

Отвлёкся ты от сути
Эпохи до Христа!
Снеси поклон старухе,
И поцелуй в уста.
Хитра, она, Старушка
Сокрыла быт Руси.
Визит твой на опушку,
В куриную избушку,
Поможет Русь спасти.

Откроет нам секреты,
Древнейшие холсты.
Она хранит монеты
И «праведные сны».

Всё, милая, – из сказок!
Прекрасная канва,
Ведь это им и надо
Чтоб я влетел сполна.

В страну чудесных сказок
Ввел Прошлое Славян: –
Летайте без подсказок
Круша мечом древлян.

Меня начнут печатать
Громадным тиражом!
Но, не дай бог, – иначе,
И, стать для них ежом.

Теперь ты прекращаешь
Водить меня за нос!
Так ты меня прощаешь?
Да, – объявляю Пост!

Тендем не объясняю
И наш душевный стык.
Ведь ты не замечаешь,
Как вдруг переключаешь
Мой, на себя, язык!

Возможно вне Свободы
До Истины дойти?
Шагают быстро годы,
А в них – мои, шажки.

Бескрайние полёты,
Твои, на фоне снов –
Фантастика!? Уроки
Древнеславянских слов?

Хочу сам докопаться
До Истины Славян!
И, тут же, разобраться,
Кто и кого распял!

Моя Душа запнулась, –
Подальше от греха!
Плутовка, улыбнулась:
Я отдохну, слегка.

Так, я остался в келье
Один, средь массы книг.
Средневековый Гений
Курирует мой стих.

Приходит ко мне Голос
Раскрыть библейский текст,
Читать без огласовок
Меня приводит в стресс.

Стихами представляю
Расселенных Славян,
Волной Степи! Прославлю
Их Речь, среди Землян!

*

В реликтовое кресло,
За стол дубовый сел,
На Антиквара место,
Среди античных стен.

Свидетели: анналий,
Рожденья книг на Свет,
Сожженье светских Знаний,
Под «оргии Побед».
Разрушенных шедевров
Наследства старины,
Славян разрыва нервов
В свидетельстве Луны.

В Истории не тесно,
Среди любви, измен,
Яда интриг, – нечестно
Списать «святой Эдем» –
Источник вакханалий,
Принесший в монастырь
Невежества оральные,
«Букет Венеры» с ним.

Вновь я открыл Орбини,
Бесценный в руках Труд!
Он, в Настоящем, – Мини(!)
Средь обогащённых руд:

*

Античных авторов абсурд, –
Славяне – выходцы из Скандии!
Это – о скифах? – Скандинавия –
Участок праславянских дуг?
Ведь Скифия, читаю, – Скандия,
New Скандия is Сканди – навия, –
Славяно-Скандинавский круг!
С центром заволжским Вавилона,
По всему Миру без кордона,
И, с радиальным множеств рук!

Славяне, Варвары, Вандалы,
Скифы, Сарматы и Ункраны –
Звенья одной большой цепи!
Бургонтионы, иль – бургундцы,
И Готы, Остроготы, Руси –
Славяне – всех ветвей Отцы!
Гепиды, Визиготы, Грулы
Авары, Скирры, сказал, – Укры(!) –
Славян ордынские бойцы!
А Гирры, Миландены, Пеуки,
Баштарны, Даки, Шведы, – мелочи?
Тенны и Норманны, а Финны –
Славянский быт, даже могилы…
А Угры(Венгры), Маркоманны,
Фраки иль Траки, даже Квады,
Все, как один, – корней Славян!
Аллери жили близ Венедов,
Корнями чистыми от Ведов,
На бреге моря, – Померяне, –
Пошли с них многие началы.
Увилцы, Ругяны, Полабы,
И Оботриты, Уварнавы,
Редаты или Риадуты –
Защитники славянской сути!
Левбузы, Цирципанны милые,
Кизины: нарождаясь мирными,
Назвались Эрулы или Элуелды, –
Но, это еще – «пол беды!»…
Лингоны, Толенцы, Брицаны,
Ругяны, Увагиры, Стореданы
Да, – Увелины, – «без балды»! –
Звенья Цепи, но не былины,
И, – не Гипотеза душевная, –
История Славян в лишениях,
Прапредков всей Руси-Орды!

Отсюда видно обновление
Степи Великой, расселение
По Азии, Европе, Африке,
От Вавилона до Гренландии,
Китая, Индии, Америки –
В начале Словом(!) всё засеяли,
И благодарственно взошла
Речь утверждающая, Племя
От звуков к Речи перешло,
Пространство осознав и Время!
Вся Сила Слова – от Славян
Степи Великой! – Расселение? –
От звуков сведенных – На-ча-ть, –
Возможным стало, в Изначалье!
Племён готовность кочевать,
Речью Природу познавать,
Себя чрез Речь, – Начал Начало!
Так от Славянского Причала
Пошёл народ Мир изучать!

Пример по Миру Расселения –
Цветок, в процессе опыления,
Где ветер, птичка и пчела,
Память семян через века,
Несла Пространству обновление.
Первый Поэт, по наблюдениям,
Пришёл, рифмуя, к заключению,
Что Слово, Речь – шедевр Ума,
Речей, коль полная сума –
Сигнал, второй, к Переселению!

И третий, очень скоро,
Как рифмой люд сразил,
Всю песенную поросль
Стихом благословил.

А значит Силой Слова,
Славянских корней сил!
Всему она – Основа,
Подняв на путь верзил.

В начале вышло Слово
Из звуковых Начал!
Созвучьем обвенчало
Речь и Народ Славян!

Могучая, живая
Лилась по всей Степи.
И превратилась в Песню
Привольную Руси.
Я, как поэт безликий,
Услышал в келье Глас!
Мне начитал Великий
Архимандрит, для вас.

Хотелось быть на пике
Эпохи, в ссудный час!
Не суждено безликому
Взойти на пик Парнас!

Ведёт Фоменко сведущий
С Орбини диалог…
А, я – России «взбешенный»,
Растерзанный «сапог»,
Не слышу поэтических
Славяно-русских строк.
Звучит древне-мифический
Библейский монолог.

Ох, сколько можно видеть
Плачь у кирпичных стен?
Славянская обитель
Как будто без проблем?

Как будто бы иссохли
Все слёзы на Руси…
Нас глупые дороги
Ведут под узы тьмы?

И что же это деется, –
Душа проснулась вновь! –
Осталось нам надеяться
На Речь и сладость Слов!

Слова срисуют Истину
И оформляют в Речь.
Из-за неё опричнина
Главу рубила с плеч.

Придётся нам излиться
Цитатами из драм, –
Есть шанс остепениться
Всем ветвям от Славян!

Дав вволюшку напиться,
Словами так загнул: –
Россия будет биться,
С библейскими амбициями,
Лежащими в гробу!

Как, некогда, Вассалами
Был выполнен Приказ, –
Славянскими анналами
Исполнен будет враз…

*

Ну, вот, опять проснулась
Мне речь переключив? –
Я только разогнулась,
Как ты – красноречив!

За что же меня хаешь,
За Истин ярких слов?
Я жду, когда прославишь,
За вероятность снов!

Хочешь меня заставить
Молчать в такой момент?
Так кто же, кем здесь правит
Я или твой скелет?

Забыл ли, только стоит
Мне «соскочить» с тебя,
Как станешь ты органикой,
В навозе Бытия!

Ну, это – слишком, милая,
Иль милый, ты хватил!
Внутри меня – игривая,
Вне – блеклый Херувим!

И то, вопрос здесь спорный,
Библейский, скажем, след.
Какой же ты породы
Из множества легенд?

Душу свою христианскую
Лишь этим я достал.
За смелость мессианскую
В Историю вписал.

Вновь, со спокойной психикой
Я – в кресле, как Вассал,
Как Понтий, с грозной мимикой,
Вдали от римской лирики,
Славянству Речь писал.

Я телескоп, на Этна,
Направил медь трубы.
Жив Истины свидетель
Ветвей Славян, вдали!

*

Да! Индекс унижения
Всех запрещенных книг,
В кострах уничтожения –
Столетий знак интриг!

Припомним отчуждение
Славян, в веках «реформ», –
Как божье наваждение
Ново-библейских догм.

Все старые забвения
Внесли в Божий Огонь,
Чем подтвердили мнение, –
Искоренить Русь вновь.
В руках держу я «Индекс
Всех запрещенных книг».
Громаднейший «аппендикс»
В ней Перечнем притих…

Благословенный Папой,
С печатью – «Ватикан»: –
Нечистоплотной лапой
Изъяты будут в хлам.

И сожжены, публично,
На красных площадях.
«Набожные» опричники
На русских лошадях.

Руси, славянства, Детство
Изгнали без проблем,
Истории Полпредство
По эстафете смен!

Но, Ватикан раскаялся
В деяниях с Крестом!
Россия озадачилась
Распятая Христом?

Да, нет же! Продолжает
Мутить, как на Руси.
Все церкви шестигранят,
Без библий, – Упаси!

«Исход» пошёл обратный
Из Мира в Третий Рим,
Сюжет – невероятный, –
Идет Заветный пир?

В Земле «обетованной»
Славянства цитадель
Вдруг рухнула подмятая
В еврейскую постель…

Душа моя, «Диктатора»,
Мне речь переключив,
Софистикой оратора
Внесла речитатив.

Не может виртуальность
Разумностью пронзить?
Душа Души реальностью,
Сквозь Прошлое разит!

*

Голос опять явился,
Но, раздражён слегка: –
Совсем не удивился, –
Юродствует Душа!

Душа Души – нетленна!
Не то, что мы с тобой…
Моя Душа – степенно
Без слова, – на покой.

Слетела, не прощаясь,
Исчадием Души.
Мне, личный, – не прощает, –
Научный грех – простит…

Какие надо силы
Чтобы найти контакт,
Вернув её в «обитель»,
В себя, Души Хранитель,
И, тут же, с гроба встать?

Летает в этом замке,
Бессовестно смеясь.
Ты знаешь силу ставки,
Душевную загадку,
Душу назад вселять?

Я думаю, возможно,
Исправив глупый текст.
В трудах, не осторожно,
Вы допустили «грех»…

Малейшая неточность
Лишила всех Славян
В Истории Источники
Начала всех Начал!

Откуда вышла Скандия,
С фиордов, мёртвых скал? –
С Заволжья Сканди…навия,
Есть Скифия, new Славная,
Шестая Ветвь Славян!

Славянский Путь описан
Точь в точь, как я сказал!
Главу раннеславянскую,
Насыщенную правками,
Уж Скалигер верстал…

Душа и рассердилась, –
Ведь честный экземпляр,
Был извлечён «на милость»,
На растерзанье в «Храм»…

Дошедший до России
В объятия Петра,
Уже фальсифицированным,
С ранней Руси утра.

Московский Академик
С улыбкой примет Весть –
Фома – всемирный Гений!
Я – отвезу Протест!
Протест Мавро Орбини
Немедля, – прямо, – в РАН!
По-русски, «Яму, Ярина»
Накроем, как – бедлам.
И Души наши слились,
Под сводом кельи, срам,
Как дети, веселились,
Не обращаясь к нам.

*

Как будешь возвращаться
Лети через Боспор!
От Трои в блеск Царь-Града, –
Иерусалимский двор.

Сквозь православность Храмов,
Ордынский центр святынь,
Иль «Центр» Историй срама –
Второй святейший Рим.

Миц-Рим, александрийский
Свят доблестью Славян!
Перенесён ордынской
Рукой, не властью Сфинкса,
А Ханской, в Новый Храм!

Ерусалим россланов,
А коротко – Рус-Рим!
Душою стал для Ханов,
Орды духовный Мир.

Александрия – Ветхий
Египетский First Рим –
Олицетворенье Предков,
История(!) росслендов,
Панафриканских игр.

Собор Русско-Ордынский
Всем Статус объяснил: –
Рожденный Византийский
Имперский, не семитский,
Стал Месяц средь Светил!
Звездою Прародителей
Под Месяцем блестит, –
Звезда, россучредителей,
Граней восьми висит!

Всем подданным Империи
Носить чалму, халат!
Чалма – Орда в носителе,
Халат – с Руси палат!

Софийский, в минаретах(!)
Свидетельствует пост: –
Здесь, на горе Голгофа
Распят Святой Христос, –
Иль Юша, сам вознесший
Проклятий длинный хвост,
Заслуженно умерший,
Застывший в полный рост.

Из крови, Пик, и пота
Спускает ручьи слез,
В пролив Руси(!), охота, –
Как прелести боспорские,
Сковал Руси мороз, –
Припомнить, иудеям,
Как перешли Боспор,
Укрылись лобным местом,
Гостеприимным жестом,
И живы, до сих пор…

Свидетель – море Черное!
Босфор на дне хранит
Историю «безродной»
Ветви, на рабство отданной,
И, затертой в гранит.

Всё правильно, Пришелец?
Ты только намекни:
Кем иудейский кокон
Был выращен в Руси? –
Язычникам – «Пророками»,
Грибок смогли внести…
Зараженный пороками
«Пророками» в Руси.

Кормились грудью коконы,
Скрыв племенной изъян.
Плоть княжескую в «локоны»
Девиц вводили, в похоти
Доверчивых Славян…

Распятие – Предвестник
Всемирных русских драм, –
Место христианской мести!
Иерусалимский крестник –
Стамбул – жив, – без славян…

Согласен, мой Учитель,
Вопросов больше нет!
Славянский Покровитель,
Прими поклон Венед,
Этрусков, Готов, Укров,
От всех ветвей Славян, –
Истории Хранитель
Всех Россов, их семян!

*

Полёт по широте.

В Оси, родной Спирали
Решил пешком пройти.
Но, – по горизонтали!
Услышал звук гортани,
Слова и Речи Скандии,
И, уж, готов найти
Микросекунду хода,
Чтоб развязать Восток,
Ближний, эпохи Гога,
Славянского Магога,
Обнуленный итог…

Точней, по параллели
Стареющей Земли, –
Империи в артерии
В Истории трубы.
С тридцатой параллели,
В пространстве десяти,
Не вижу Иудеи,
До Трои широты!

Я вижу Междуречье,
Племён иссохших клок,
Все признаки конечности
Невидимый злой Рок,
Нарисовал так точно,
Под адский солнцепёк,
Пустыню обречённости,
Создал, в Природе, Бог?

Для Скорпионов создан
Этот библейский Рай?
Живут здесь у подножья
В камнях Горы Синай…
И преспокойно множатся,
Претерпевая зной…
Легенды не уложится
В сорокалетний слой
Заветной, скажем, соли
В Наследия сумы,
Чтобы таскать до боли
И засолять умы…

Здесь нет Иерихона,
Галгала след простыл,
Эль-Кудс почти без крова,
Картину будто смыл
Растерянный художник,
Не понимая смысл…
А, я, как тот сапожник,
Холста пытаю мысль,
Исследуя подложку,
Историю гвоздей…
Всучил кто эту ложку,
Хлебать Планете всей?
Не тот, кто тащит сошку,
Всю жизнь, до ссудных дней, –
Библейскую дорожку
Оформил иудей.

Где Вифлеем указан –
Пред взором пустота.
Где Назарет, прославлен
Рождением Христа –
Нагорная Кесария, –
Загон финикинян!
Старинная Сарматия –
Яма Пути Славян!

От Северной Зарницы,
С Заволжья шли без сна.
Катились в колесницах
В «Святейшие места», –
Орды Гробницу Предков,
На Орионский Суд,
Армада гнала Ветви,
Отдать Славян Салют
Династии Ордынской?
Ранней Руси хвалу,
Воздав, на бреге нильском,
Все почести Уму!

Египет – это Скития –
Арийский степной мир,
Перенесённый скифами
Под Орион, на Нил –
О Вечности радение
Династии Царей! –
Пришедшее прозрение
Русско-Ордынским Гениям,
Явилось, но, – поздней.

Сформировалось мнение:
Что без иуд ветвей, –
Славянское Наследие
Из чистых деревень,
Возможно(!), – очищение
И, сразу всех корней, –
Иль быть – порабощению
Реальному, во времени, –
Славянских всех земель.

Опять переключила
Взяв речь всю на себя?
Не уж то – Антисила
Славянская нужна?

Противовесом лживым,
Она должна взрасти?
Нет, попросту, наживкой,
Чтоб хитрость превзойти?

Они, уж, проглотили
Кусок от Пирога,
Российского, отныне
Икать начнут, слегка…

А дальше будет хуже,
Как выспится Медведь, –
Прижмёт к себе потуже,
Под возгласы Венед!

Ну, ты, хватила, Милая!
Иль милый? – Понял я,
Судьба России – мирная,
Но, если, так, – война?

Нет, обнищанье дикое
Народа и Руси,
Лишь – Признаки Величия
Терпимости Души!

Конечно, будут споры(!),
Приличный мордобой, –
Они, по сути, – воры,
Назвал бы всех – чумой…

А, как бороться с этим,
Знаем, не хуже их, –
Русью-Ордой подсветим,
Напишем русский стих!

Исхода? – Вновь дождутся
К себе, опять, – «домой»!
К горе Синай вернуться,
На сорок лет в конвой…

– Коль ты красиво славишь
Славян, Орду и Русь, –
Найдёшь и раскопаешь
Следы славянства раннего,
В камнях древнейших Суз!

А дальше, как бы с горки,
Слетаем на Восток, –
Сам знаешь, – «дело тонкое»!
Но, будь, за это, – спок…

Чрез Междуречье на Восток.

Не видишь Вавилон
Меж речек Тигр, Ефрат?
Нет! Сузы – есть, c Исхода
Прароссов, в чёрный Ад! –

Восточная «ошибка», –
Обычная, – для стран…
Безграмотным, но «гибким»,
Восток слыл до Славян!

Слова произносились,
Коверкались слегка.
За время исказились
И спрятались в века
Затерянной эпохи,
Как будто бы из сна? –
Три тысячи, как боги,
«Признали» сан Христа! –

Душа моя, без скромности,
Ответила мне влёт.
С ней вместе в невесомости,
Продолжили полёт.

*

Душа, опережая,
Взглянула в глубь веков: –
Теперь, не возражаешь
Услышать Речь вне снов,
Здесь, в Центре Междуречья,
Раннеславянский быт,
Сквозь кажущую Вечность,
Увидеть, милый «гид»?

Срисуешь с камней буквы,
С первопроходцев вех,
Уловишь сладость звуков, –
Старославянский смех.

На месте Вавилона,
Первых Славян Форпост(!),
(Эко-Волны Исхода), –
Мажор, арийский, форс…

Задолго до Шумерской,
На гребнях Волн внесло,
В долину Междуречья,
Пшеничное зерно.

Отсюда, с эпицентра,
«Библейское ядро»,
За три тысячелетия,
До факта обнуления,
С оседлости пошло.

И, тут же, размножалось
Без всякого венца…
Россланы наслаждались,
Стирая пот с лица.

А голуби степные
На крылья разнесли
Весть: Всем славянам Мира! –
Второй – создали в мире,
Просим в Реестр внести! –
Без жертв, на крови силе,
В Честь назван – Вавилон! –
Второй(!) шедевр Природы,
Между морей, в просторы –
На Юг – Великий Створ!

Отбеливать Природы
Животных племена,
Досталось Благородным
Засеивать огромные,
Славянским ДНК,
Бескрайние Пространства,
Предписано: Вспахать,
Генетикой россландской! –
С Заволжья, залихватски,
Шли «пахари пахать»…

Но, не хватило времени
Засеять Шар Земной;
Смешение, без бремени, –
С ментальностью иной,
В Системе расширения –
Немыслимо(!), – родной,
Миссии первой кровушки,
Из-за ума головушки, –
Внезапной, внеземной…

Закон животной встречи
Включает компромисс,
Под возгласы наречий,
Зов похоти беспечной,
Исполнит свой каприз.

Отсюда призрак мести
В потомственной Степи;
Считаясь неотбеленным,
Блуждает недоделанным,
Не в силах факт снести…

*

– Опять переключила
Мне речь, вновь на себя?
Признаюсь, – омрачила,
Бесстыдно не смягчила
Законы Бытия!

– Естественно, безродные
Оставив племена,
Группировались в спорные
«Семейства», как бы, сводные;
Сменили имена,
От Славы – корненосные, –
На мифо…богоносные,
Провозгласив – Земля,
Вокруг, – Обетованная,
Здесь мёд рекою, с манною, –
Историю – с ноля!

Лавинное смешение,
Под фактом отчуждения,
От праведных корней –
Зародыш преступления,
Без чувства омерзения,
Придуманных ветвей.

Так зачеркнули Прошлое –
Десяток тысяч лет,
Чтоб некогда венозная
Степь, ликом одиозная,
Не взбороздила Свет!

Украв, из Речи, пленник,
По звукам – иерей, –
Слово Славян – священник
Сменил, на звук – еврей…

Нет, не было на Свете
От этноса корней,
Чтобы звучало в свете,
По звукам – иудей…

Вот точка, где смешались,
Отчёта, страшных бед.
Содом с Гоморрой стали
Пристанищем опальных
На много сотни лет.

Но это было позже,
Гораздо, как воспел,
Впервые, образ божий,
«Святой кордебалет».

P.S.

Да здравствовало Племя
На волжском берегу;
Срубив, посеяв семя(!),
Наш «сказочный Емеля»,
Семью укрыл в избу…
На возгласы «Что делать?»
Иву согнул в дугу!
И приказал: – Всем сеять!
В отличие от зверя, –
Самцов ответ, – Угу!

Звук отзвуком ложился
В сознанье, с первых снов,
Как смыслом утвердился
Был взят в основу Слов.

А там пошло – поехало, –
Слово за Словом – страсть!
После того, как «съехались»,
Люблю! – кричали всласть…

Ма! Па! – объединились
Для поиска в Раю?
На Свет как появились
Уа! кричали, злились,
А надобно б – Ау!

Чрез пять тысячелетий
Произнесут: – Love you!
Славянский звук отмечен,
Смело скажу, что – вечен,
Так как звучит, – люблю!

Чуть раньше начинается
Третьей Волны откол;
Осколок «подтверждается»,
Чрез материнский ствол…

P.P.S

Впервые вышло Слово
С заволжской глубины! –
Славянская основа,
Где прокатились Волны,
Там звук её Любви!

*

– Ведь мы договорились
Не будешь мне мешать!
Я вижу – возгордилась,
Суфлируя вещать?

Душа меня смутила: –
Прости, мой друг, вчера
Дав слово, – позабыла,
Что мне сидеть отныне
На кончике пера.

– Вот так-то будет лучше! –
Плутовку пристыдив, –
Мы залетаем, в сущий,
Секрет славян несущий,
Индо-Славянский свив!

*

Индия

Итак, определились
Как проходил Исход,
С Заволжской Вавилонии,
С учётом аллегории,
В New Center славянских сот.

Стекал по Завещанию
Тридцати шести колен,
Не стоками отчаянья –
Источником венчания
Народ, пять тысяч лет,
Россланда, обручальным
Потоком, с изначалья,
Рассеивал Венед.
Миссией привлекательной,
До даты «примечательной»,
Под возгласы Побед!
Вновь созданные Центры
Славян, весьма ответственно
Крови Геном несли.
Диффузии концепции
Отбеливали версией
Разумность черноты.
Столица Суздаль – Персии
К Востоку, (annuli версия),
С корней славян взошла
И утвердилась – Сузы
New нации этрусков,
Великий путь прошла.

Оставила в Истории
Индо-славянский след,
По меткам Хронологии
Речь, языки, безродной,
Европе нёс расцвет!

На Запад, чрез Ассирию
New Вавилона линию,
От Праславян Rossland.
По Финикии берегу
Отбеливал «рассеянных»
Тридцать веков подряд!
Создав Цивилизацию,
Разбил на Резервации –
Заволжский ветвей ряд.

По параллели сгустки
Ra – Центры от Венед! –
New Babilon до-русский,
Под знаменем этрусков,
Стал Символом Побед.

Ассиро-персианский
Первой Волны Анклав,
Заложенный гигантской,
Системою, до-царской,
Возглавил Правдослав.

С задачей изначальной:
С Исходом привнести
Языческие Знания,
На перспективу здравия
New ветвь произвести.

Задолго до-библейских,
За пару тысяч лет,
Их объявили Ханскими,
Вплоть до Эпохи Бед…
Попозже, просто, – Царскими,
А, тайно, – Ханаанскими,
Как вышел в Свет Завет…

И, наконец, – библейскими, –
«Священные места», –
Божественно-еврейские
Сливали ложь уста.

Период до-шумерский
Славян звучала речь,
По Миру, – случай дерзкий,
Верстался Дух Имперский,
В лучах заволжских свеч.

На индоскифской встрече
Рассмотрен был Проект
И утверждён имперский,
Регионально-светский,
Шумерский диалект…

Наместник – в Вавилоне!
В Сузах сидел – Вассал!
Объединял на Троне
Князей Великих – Хан!

Так, Этрусков анклавы
Росли из центров вширь.
Славян интеллектуалами
Заложен царский Тир.
На бреге Финикии
Индийский воткнут меч,
Из далека, т.е. скифский,
Прапрадед проарийский,
Град завещал сберечь.
На троне Млехо, в Кипре,
Стоял Верховный Жрец,
По крови Хану близкий,
Россландовский Мудрец.

*

Достаточно, мой милый,
Ты – абсолютно прав!
Но, позабыл, столь мило,
Что нам лететь в Китай,
Иль Китию восточную,
На Terra правомочную –
Задворки Праславян!
Без топора опричнины
По-русски, матом зычным,
Внесём потомков дань.

На Западе всё ясно:
Крито-микенский след
Этрусков, в Мире место,
Затем – Тосканы, веский,
Глобальный аргумент.

Четырежды венчался
Прароссичей портрет,
И, столько разрушался
К несчастью всех Венед.
Вулкана извержения –
Осириса «привет»! –
Приказ к уничтожению,
Потусторонних бдение,
Природных сил момент!

Религия Язычества
Разрушена Христом, –
Фантасмогорной личностью,
На образе мифическом,
Придуманным писцом? –

В сионских протоколах,
Левитских мудрецов,
Записано бесспорно,
Цинично, – я дословно
Цитирую жрецов:

– Беспрецедентна Зависть,
На базе нищеты! –
Ключ, возбудивший ненависть –
Критерий для вражды!
Отсюда – управление
Всем стадом иль толпой,
Направь толпу, ты – гений,
Страви её немедленно
С противною душой
Врага, еврейским замыслам,
Окутай нищетой,
И вовлеки в предательство
Все низменные качества,
Пустив в ход золотой.
В момент коронования,
(Труды иуд – не зря!)
Толпа сметёт препятствия
И вынесет на царствие
Вселенского царя!
На толпо-элитарной
Модели въедет Царь,
На «Пирамиду Власти».
Толпа, элита, – в снасти
Жрецов попав, – несчастные, –
Во Власти Мудрецов.
Взята беспрецедентность,
В основу адских дел.
Видим, пока, бессменность,
Но, к счастью, не бессмертность,
Властно-сионских схем?

Стратегом иудейским,
Пять тысяч лет назад,
Левитом изуверским,
Обрезан был еврейский,
Их восьмидневный «брат»…
От всех еврейских ветвей
Пополнят строй, – «волхвы» –
Обрезанные дети,
Рассеются по Свету,
Сливая ложь в мозги…

Евреи – биороботы: –
Вокруг – наши рабы!
Мы – связанные формулой, –
Обрезав плоть по контуру,
Нам бог простил долги!

Им не понять левитов
Глобальный алгоритм, –
Масонское Величество
Возносит во «Владычество»
Библейский биоритм…

Представленный семитским,
Сионским «мудрецом»,
Проект смерти арийской,
Убить Характер скифский, –
Эмоциями слов.
Не логикой учёности,
Не ясностью голов
Науки, а возможностью
Всю протоколов ложность
В Правду вплести узлов.

Еврей, лишенный Гордости
Логических основ, –
С эмоциональной подлостью,
Пространства бездуховности,
На лжи раввинских слов
Летая в невесомости,
Абстрактностью вещей,
Без индоскифской скромности,
Библейской беспардонностью
Разрушил до корней
Славянскую гармонию
Российских деревень?

Стратегия левитов,
В Эпоху мерзких Рыб,
Приора лжи, обмана,
Духовного дурмана,
Закончилась для них!
Эпоха Водолея,
На двадцать сотен лет,
Придёт, а с нею – Вера
Ведическая, сменит
Их жреческий скелет…

Мы называем Родиной
Ведических корней
Наш Север – Беловодье!
Там сохранился, в ней
Арийский Дух Приволья,
Где Млечная метель
Заставила однажды,
От ледниковой «жажды»,
На Юг тащить постель…

*

«Выбирая Богов, – мы выбираем Судьбу»
Вергилий.

Вот это, что-то новое! –
Душе своей сказал, –
Сегодня слишком бодрая,
Славяно-всенародной
Ты хочешь стать? – не знал!

Пора нам приземлиться, –
У родников Пенже.
Воды святой напиться,
Точней, – на Пенджабе.

Имею преимущество,
В обычный летний зной,
Животное! – Намучился? –
Ныряем, за водой!

Здесь – регион мифический,
(По памяти изрёк).
Неправда – исторический,
Славяно-инд-ведический
Нас ждёт внизу урок.

Над пиком Джомолунгмы
Ярилы Дух парит.
Арийский, с Аркаима,
Преображенный Сивой,
По эпосу, в портрет,
Во Власти Богумира,
Славянского КумМира,
В лик индоскифских Вед.

*

Моя Душа арийская,
Божественно-ирийской,
Легендой усыпив,
Характер индоскифский,
Этнический, мне близкий, –
Вошла в астральный мир: –

Я улетаю выше,
В урочище Богов!
Хадж виртуальный к Шиве,
На Пик Вселенский Мира,
В закат твоих годов!

Ведь ты всё понимаешь,
Без помощи моей, –
Задачу обрекаешь,
Познать Исход теней,
Имею, в смысле, Предков, –
Так говорят в миру, –
Возможности – столь редки;
Трудно найти дыру,
Чтоб проскочить астралу,
Душе, т.е. – Двойнику,
С живым оригиналом(!),
С тобой, не ординарным,
При жизни(!), – на духу
Хочешь познать систему
Всей лестницы Богов,
Иерархию Вселенной,
Из первых рук и слов?
Рунические тексты
Желаешь прочитать? –
Придётся, друг мой, лепший,
На Север нам слетать!

Ты отдохни на склоне,
Смой кропотливый пот.
Приляг на божьем лоне,
Медку отпей из сот.
А я, по старой схеме,
На крыльях Лир и Муз,
«Рву яблоки в Эдеме» –
Божественный конфуз.
И, к пику Джомолунгмы
Взлечу, как ты заснёшь!
– Арийскую Историю
В мои мозги сольёшь? –
Начни с доледниковой,
От Пращуров Славян(!)
Как погружался в холод
Полярный Круг и голод
Поднял в Исход мирян.

Нашла Душа Извечность,
В Тельце, сосцы Земун
Молочные, где Млечный
Вселенной бесконечной,
Их ум прозрел ОУМ.

Воды с ручья напился,
Прилёг под сенью крон,
Обмыв то, чем гордится
Мужчина, до сих пор.

Спокойно погрузился
Я вдруг в прекрасный сон;
Земун с сосцов кормила
Младенцев молоком.
Средь них, от Скорпиона,
Кормилице в подол,
Как избранный, от Рода,
Сосал сосцы Природы(!),
Под Богом Перуном.

*

Услышал голос гида,
То бишь, Души своей: –
Ты обернись, мой милый,
В даль, тридцать тысяч лет,
Когда впервые иней,
С утра на землю выпал,
А позже белый снег.
Из Беловодья Севера
От Пращуров Славян
Пошёл Исход по вееру,
Разносчиком семян
Арийской Белой расы,
Вскормлённый молоком,
Земун Коровы, трассами,
Из млечности в террасы,
Спускался люд пешком.

Поток разъединился
Уральских гор хребтом.
Один пошёл правее, –
К Заволжью вышло племя.
Другой – в сибирский бор!

В Заволжье, материнская,
Ввела Матриархат!
Отцовская, сибирская,
Пока еще арийская, –
Отцов Патриархат!

Вдоль Волги, в Амазонии,
У Роксоланы Власть, –
Благословили Боги?! –
Рога, мужицкой доле,
Терпеть их культ и страсть…

– Так вот как амазонки
В Историю вошли?
Все мужики пелёнки,
Стирали, чрез силёнки,
Против своей Души!
Впервые так осели
Арийцев племена.
Животные набеги
Несли те времена.

Левый Исход, отцовский,
Пронёс Патриархат
До Семиречья, к склонам
Гор величайших, в стонах
Чёрных племён, наш брат!

Впервые расселялись
В тени глухих лесов,
Любя совокуплялись
Во здравие Истцов!
Завоевали страстью
И красотой Любви
Великие Пространства!
Фаллос как флаг несли,
Отбеливая семенем,
Всю черноту племён,
Обременялись бременем
Во Славу всех времён!

*

О, Эврика, бесспорно,
Замкнулся Путь Славян!
Исход из Беловодья,
В Великое приволье,
Лесостепной анклав! –
Пытался я воскликнуть,
Душа опередив,
Мне, не давая вникнуть
В Гипотезу, привыкнуть,
Ввела в славянский мир,
Общин белейшей расы,
Где царствовал Закон,
С Исхода: – Белорасы –
Славяне! на террасы
Гнали святых коров.
От пастбищ Беломорья;
Кормили детвору,
С Природой, в многоборье,
Сражались бело-родные,
В чужом для них краю.

Заволжья плодородие
Растило россам хлеб.
Их черные подобия
По-волчьи брали след.

Прожив тысячелетия,
Стеля из трав постель,
Людское многоцветие
Взошло, как ясный день!

Так, Белый Арий – Пращур –
Прапрадед всех Славян?
Мать россов – Роксолана? –
Ответ в стихах Баяна, –
Всех, вплоть, до египтян!

О, праведные Боги,
В Честь Вас пишу стихи!
Арийские дороги
На Юг, открыв Исходу,
Вы Нацию спасли.

Льды поглотили мамонтов,
Снега, укрыв сады,
Навечно скрыли факты
Под слоем мерзлоты.

Де-факто Белой Расы,
Миграции следы
Остались на террасах,
В граните, рунах красках,
В дощечках бересты.

По звёздам навигацию
Хранит сам Млечный Путь,
Зодиакальных знаков –
Коловорота Сварога,
Тракт Пращуров на Юг.

Осваивать пространства
Исход благословив,
Славян, создав как Нацию,
Им подчинил весь Мир!

*

Египет-Индия-Скифия-Скития-Кития-Китай-Чай-China

Не удивитесь, мой читатель,
Цепочке времени из слов!
Её построил не мечтатель,
Не Славы ищущий старатель,
С остатком высохших мозгов.

Пока Душа моя летает –
Невидимый родной Двойник,
Глаза и слух определяют,
Осознают, сопоставляют
Послойно индоскифский лик.

Всё наносное отсевает
Душа с наслоенных времён.
Былинный эпос изучает,
Звук первых рун объединяет
С арийских этносом имён.

Слои культурные слежались,
Истлевший сохранив скелет,
Богов ведических Побед!
В них иудеи постарались,
Рассеяв пепел, скрыть ответ:
Как за десятки тысяч лет
Атланты Мир осознавали,
Дрейф ледников определяли
Как следствие атак комет!
Космический ли тяги грех,
Чрез объективное влечение
Силы наивного стремления,
Познав младую Земли плоть,
Услышать непорочный вопль
Центра земного притяжения?
Ирийский климат изменялся.
Лёд, наступая, постарался
Сокрыть глобальный аргумент.
Вулканно-адский прецедент,
Преобразив Земли ландшафты,
Материки, как бы, в «гаранты»,
Оставил шлейф Богов побед.

Жрец иудейский умудрился
Рунических «исправить» текст,
В берестяных дощечках, след
От Пращуров, где сохранилась,
Потомкам Правь арийских бед, –
Всё же донёс сквозь пламя лет
И кровь славян не испарилась!
На бересте арийский герб,
Руны в ветвях российских верб,
Где Русь по Прави возродилась.

Исход – не бред этно-легенд, –
Термин ессеями украденный!
Задолго до «заветных лет», –
Спасая, Пращуры, возглавили,
Расу Арийскую, направили
Из райских бело-водных мест,
Сливая с Севера, привольно,
Белейшую и благородную,
Образовав накожный спектр,
Не сорок лет(!), по радиальным,
А сорок тысяч, не блуждая(!)
До пояса экваториального,
Несло славянство первых черт
Слова и Веру Православную, –
Всем дикарям, чем Правду славили,
Вписали Правь в сюжет легенд!
До-иудейских, грязных сект,
Пили медовую за здравие,
Восьми колен, за Чистоправие –
Гаранта Вечности, иль – Смерть!

Так, за – Смешение(!) – Изгнание,
Для грязной расы – Наказание,
На сорок лет в пустыню ветвь(!),
Кто выживет, для тех – Блуждание, –
Итог – конечный – Вымирание!
Всю ветвь адамову – под плеть!

По радиальным векторам
Путь Пращуров определяют
От Севера(!), когда взлетает
Звезда, поруганных Славян…
Легенду(!) детям прочитает
Индус, Индеец иль Китаец,
Пред сном, историю землян,
Из подсознания, всех драм,
Мудрец, Философ или Старец.

Звездно-Полярную Пальмиру,
В Память ведическим Богам,
Раскрыли руны, – где был Ирий,
Там Пращуров, живущих в мире, –
Арийский Пантеон, иль Храм.

*

Душа моя астральная,
Взлетев в астральный мир,
На пике Джомолунгмы,
Открыла «райский» пир.

А я лежу на склоне
Подошвы, у ручья
В тени древнейшей кроны,
Как странник без меча.

Как русский Афанасий,
Никитин шёл пешком,
До Индии, – мечтатель,
Так, я – Руси старатель
Средь рун витаю слов.

Хочу познать истоки
Индокитайских рифм.
Российские уроки
Вплести в индийский миф.

Раскрыть китайский эпос
От самых первых слов.
Построилась кем крепость –
Иероглифов кордон?

Каков же был Светило
Всей нации Ума?
Он запретил из Мира
Вносить «святой дурман»?
Из-за морей, из Царства,
Кто разорвал суть карм,
Укрыв от рун дикарство,
Санскрита голосистого,
Арийских, новых драм? –

Что, защитил пространство,
А в нём народ Страны,
Вновь созданное братство
Смогли сверстать умы?

Народы обелённые
Несли менталитет
Славяно-индоскифский,
Язык, лица портрет…

Когда и кто поспешно
Предпринял дерзкий шаг?
В десяток лет, небрежно
Вассальная промежность
Закрылась для Славян?

Еще бы пару тысяч
Лет воцарялся б мир,
И желтый, отделившийся,
Стал обелённым свив! –
Славяно-Азиатский-
Индоарийский свив,
Единым, праславянским(!)
Первейшим из всех див.

Но, вышло всё иначе:
Иероглифы из рун,
С арийского фундамента
Ваял восточный ум.
Вассал региональный
Проблем не усмотрел,
Как мандарин, за чаем,
Вдул ветер перемен.

В Историю Арийскую
Вплели китайский лик,
В new, бело-желто-скифскую,
В Генетику арийскую,
Внесли «древнейший» вид(!)…
Все имена, и, – начисто,
«Геройских» эпос дат,
Иероглифами чайными
На входах хижин врат
Вписали, – издевательство,
Востока тонкость лжи! –
Там – явное предательство,
Где жёлтый цвет межи…

Комет аргументацию
Их даты, горизонт,
Безумная прострация,
Содрали – профанация,
С ведических высот.

Но, эпос – сохранился,
Запомнил предков зов,
Как с Севера излился
Лик Пращуров Богов,
Так Вид переродился
Из черни в жёлтизну,
По сказке, обелился
Как молока напился,
С сосцов Коровы Мун.

Ведические Знания
В дикарский мир принёс.
В восточные предания
Любви природу слёз.
Животное Зачатие –
Как Пик душевных грёз,
Не до, после венчания,
В пылу арийских поз.

Мысль, как Душа, летает
По склонам, у ручья
И не пренебрегает
Рубить бамбук с плеча.
Диковинную поросль –
Субтропиков свеча,
Использует на хворост(!)
Как странно, – без меча?

*

Вдруг, чей-то, откровенный
Звучит в долине Глас: –
Откуда Гость, почтенный,
Ласкает слух и глаз?
Душа, чья облетает
Урочище Богов,
Славяно-индоскифских,
Арийских белых рас?
С генетикой лучистой,
Допущен в первый класс.
Владеешь рифмой чистой,
Ты – у горы Парнас!

Не Ваша ли, дерзает
Среди родных Умов?
– Моя! – Не замерзает,
Взлетев на Пик Оум?!

– Тем, только разрешаю
Войти, кто полон дум!
Евреям – запрещаю,
Чтоб не создали бум!

Но, тем, кто ищет Правду,
Найдёт здесь кладезь рун!
В подножье Джомолунгма
Был даже сам Сегун!

Он первый, кто общался
Со мной и вынес Правь,
Из Ра, переселенцем,
На острова известные,
С Исходом, Явь и Навь!

Я полных сто столетий
Храню бесценность рун!
Ведическую девственность,
Не отдал под ответственность
Евреям Бог Оум!
Славянская беспечность,
Пять тысяч лет назад,
Их просветила: – Вечность –
Владенье Миром! – Млечный –
Тернистый путь к Богам!

По звездам Зодиака,
Родной Атлантов путь,
От Пращуров – Гигантов
Сюда на тёплый Юг.

Эпохи ледниковые,
Заставив дрейфовать,
С Богами, не с иконами,
Атлантов просвещённых,
Стелили снег-кровать.

Так, за Полярным кругом,
Навь превратилась в Явь, –
Где в Белое Поморье,
Точнее, в Беловодье,
Вросла ведизма Правь!

Поморскую, как видим,
Зачала ветвь Славян –
Первейшую арийскую,
Вторую – белофинскую,
Средь ветвей Россолан.

На третьем, на Исходе,
Чрез десять тысяч лет,
Из центра Амазонии,
От речки Ра, привольной,
Стартует Знаний Свет –
Берестяные руны(!),
Уложит Жрец в суму, –
Предписанное ОУМом:
В дощечках бересты,
Спасая Слово Пращуров,
Спасёшь Реликты, ящуров, –
Их текстам – нет цены!
Ведические Знания, –
Умри, но – сохрани!
Народ – в Переселение
Чтоб генофонд – спасти!

И, уведя от холода,
Народ, певучесть рун,
Спасли детей от голода,
В тепле звериных шкур.

Но, вот, не пережили
Заветную чуму,
Когда и как вложили
Завет в славян суму?
Зачем не размножили
Главу еврейских пут:
Этапы инквизиции –
Цивилизаций «цвет»,
Санскритовы амбиции,
Сионский, чёрный след;
Пиара яд, «петиции»
Романовской поры…
Собачий след опричнины –
Есфири след – Пурим;
Малуши неприличия,
Садом-гоморрный пир –
Безбожников отличия,
«Муз» иудейских, «Лир».

Дошёдшие крупицы
Считаем с бересты!
С дощечек(!), – не тряпицы –
Поддельной Плащаницы,
Туринские персты.

Где, якобы, кровавый,
Оставлен след Христа,
На ткани евро-тканной,
Образ и Лик астральный,
«Запечатлел» Истца!?
Просвеченный, «в Законе»,
Под именем Христа,
Для стада оглуплённых,
Как с чистого листа, –
Стал Знаком обречённых,
И символом времён,
Баранов неучтённых,
Без Предков и Имён…

Высокоширотных Ариев
К подножью докатив,
Сюда, под Православием(!),
На вечность расселил.
До линии Экватора,
Из Млечного Пути
Лился рекой в извилины,
Меж гор, холмов, из Ирия,
C Атлантов долготы!

Сначала в Семиречье,
В бесчисленных ручьях,
След Млечного спасения,
Славян привёл урча.

Лет десять тысяч счастья
До новых холодов,
Славян Цивилизация,
Святых пасла коров,
Спустилась в Пятиречье,
К подножью сей Горы,
Где я заснул в надежде,
Душе, вменив, как прежде,
Правды испить воды.

Вскочил я от удара, –
Вдруг, яблоко упало,
Как раз по голове!
Но, откусив, сначала, –
Что б это означало? –
Я – не Ньютон(!), – к беде?

*

– Из Поднебесной Голос
Во сне услышал я?
Душа ль, плутовка, что ли,
Мне начитала, «бля…»?
Иль «блин», седую голову,
Мне – Ей, – тьфу, бес, – Ему,
Затуркали, безбожную,
Пока я спал, в жару?
Иль, виртуальный вирус
В мой космос проскочил,
Чрез биоинформацию
И Душу «замочил»?

Встал на ноги, подвижен,
И, вижу, – жив здоров!
Никем я не пристыжен,
Излив морской жаргон…

Знать, что-то происходит
В сознании моём?
Астральность, may by, бродит
В урочище Богов?

Ведь кто-то излучает,
Сливая текст в мозги,
Во мне не замечая
Адамовы черты?

Уверовал бы в Бога(!),
Согласен, – из ребра, –
Из моего, на склоне,
Бабёнку бы, – не клона,
Создал бы он, едва,
Как только возвратится
В меня моя Душа,
Летает, блин, бесстыдная,
На пике, ненасытная,
В чём Мама родила!

А я, вот, должен маяться
И ждать в пылу страстей,
Душевной её милости,
Невероятной близости,
Без карточных мастей…

*

Сорвал процесс, бесстыдник!
Достал животный визг,
В момент, как был я близок,
Ключ выкрасть из-под ризы,
Без иудейских виз.
И, доступ к Протоколам
Сионских мудрецов!
Украсть у вора? – вором
Стать, значит, безусловно,
Не просто хитрецом!

Востребовал в обитель
Меня, из-за ребра?
Какой же ты хранитель
Невинности, ценитель
Пропорций Евы зла?
Бугров Венеры, линий
Обводов красоты,
Забыл, что(!) цветком лилий,
С древнейших дней, поныне? –
Заклеймено, – прости!

– Но, только, не евреями!
Да, в этом – точно прав! –
Ведь мы то, оба – русские,
Славяне(!), до этрусков,
Презрели сам бедлам?

Но, я не утверждаю
Что тут бы смог поплыть…
Я просто рассуждаю,
Всё же, – живой! – Не знаю,
Нельзя мне и поныть…

– Мы здесь не для прохлады,
А чтоб познать весь Мир!
Историю израненной,
Руси, от древних Ариев,
Славянский след и Свив
От Севера к Экватору –
Расы рожденья шлейф!
Чья Власть и чьи старания,
Погнали, по преданиям,
Голубо-нравный грех,
В пески, на вымирание?
Каким же состраданием,
Проникся божий дух?
Израиль – нарицателен!
Кто произнёс на слух,
Впервые, показательно,
Ценой каких услуг,
Отверженным, «избранием»,
Дал из песков сбежать,
И, просочиться в здание,
New Власти, без признания,
И, от неё(!), – рожать?

На иудействе зиждется
Старозаветный бред!
Ортодоксальность видится
За паутинной, пыжится
Покрыть весь белый Свет…

Глобальную тенденцию
Им бог в мозги вложил? –
Египта квинтэссенция!
Еврея компетенция:
Все члены Власти – мыть,
Зад подставлять без мыла,
И развращать сам быт…
Они ведь гои(!), сызмальства,
От первых пирамид.

– Глобальная задача,
А ни какой-то миф,
Задач(!), не уж то сдачи
Не в силах русский дать?
Иначе, как Апачи,
Уйдём в небытие!
Желаю, Русь, удачи,
Славянской, на тропе!

*

Душа моя пикантная,
С рожденья элегантная,
Диктует мне эссе: –
Была я деликатная,
С Богами, но, бестактная,
С еврейским, он – в пенсне
Сидел уединённо,
Отверженный, как раб, –
Среди великих Гениев,
Построивших Вселенную, –
Под плач еврейских баб.

Такая ситуация,
Как на Земле для них.
Пытаются внедриться,
Кой с кем совокупиться,
Чтоб стать святой на миг.

Но им не удаётся, –
Гонят ко всем чертям!
Боги хотят спуститься
Чтоб покарать амбиции,
Весь иудейский нрав.

И там(!) – не понимают, –
Богам плоть – ни к чему!
Они же все астральные,
Знать – Вечные! – Уму
Не постижимо принять
Бездарность бывших «дам».
Нет, это надо видеть(!),
Есфирь как пенис лижет
Привычно у славян, –
У «Грозной» мертвой власти, –
Предмет для мелодрам(!).
И массу всех напастей,
Которые, чрез гадости,
Разрушили славян.
На пике Джомолунгма
Устроили Содом,
Но, Власть настолько Мудра,
Достаточно разумна,
Чтоб не пускать в свой дом.

Меня, без промедления,
В палаты провели,
На встречу с Самим Гением,
И, Мы(!), с горячим рвением,
Промыв свои(!) мозги,
То бишь – твои, с «идеями»,
Библейским наваждением,
Впустили Свет, чрез зги…

На Пике Поднебесной
В гостях я провела
Микросекунду, если
Не меньше, но, – сполна
Насытилась известностью, –
Мне было, кстати, лестно,
Что там(!) нашлись Друзья!

Твоя Душа зачислена
В Божественный Реестр!
Не ощутишь до Смерти,
В наземной круговерти,
Свой, объективный Перст!

Тебе – рекомендации: –
Лететь в свой кабинет
И, выйдя из прострации,
За стол, писать, для Наций,
ОУМный Манифест!

Спокойно начинаю
Качать реальный текст.
Как только подлетаем
В сюжете до Китая,
Где Лжи и Правды лес.
Всё смешано, как в мире
Смешалась божья тварь!
Касательно Есфири:
Ну, знаешь, она – дрянь!
Я видел эту выдру, –
Её поволокло(!)
Под пристальным(!), раввинов,
К живой(!) Душе, родимой,
К твоей(!), – не мудрено!

Предельно осторожной
Была на этот раз.
Не так, как Иван Грозный,
Тот – погружен в маразм(!)
Спал под пятою Власти,
Еврейским «снадобьём»,
Накаченный, несчастный,
Наркотика дерьмом.
А то бы разобрался,
Не сдал евреям Русь!
По плану Мардохея,
Иль Мойши Моисея, –
Летает, сволочь, тут!
И Софью Палеолог
Не выслал бы в острог,
А Ванечку Царевича
Не стукнул посох-рок!

Ей задал два вопроса:
– Как величать тебя
В миру, не по Завету,
По лживому, – «дитя»?
– Наивной была дурой!
Дядя «любил» меня,
Богом пугал, ублюдок(!)
И приласкал(!) меня…
Назвал меня Мессией(!)
И призванной спасти
Ортодоксальность линии,
Восточным шармом «лилии»
Вклад плотью привнести.

А имя моё – Сара! –
Девиц еврейских знак,
Из первой ветви клана,
Так требовал Исаак!

Скрывая иудейство,
Девиц во власть вводя,
Под именами Персии,
В невероятной версии,
Шли замуж, не любя…

Рожали для Престола –
Наследников Царей,
С new именами, – свора
Орала под забором, –
Царём стал иудей!

– Второй, – по Протоколам, –
Есфирь – как «символ чар»,
Есть разрушитель мудрости,
Анклавов святой русскости, –
Чёрно-святой Пиар?!
От «Мудрецов» – «супруга»,
Доставила в Русь, с юга,
Содом с Гоморрой, грязь…
– Сиона – в том, заслуга, –
Еврейская прислуга
Внесла для Власти снасть!
А дальше, – дело техники,
И тонкости вещей!
Ортодоксальность этики,
Под местную эстетику,
Бросала в рот «лещей»…

*

Я, тут же, удаляюсь
«Рубить» китайский лес.
Теперь, не сомневаюсь, –
Здесь, как бамбук, Китая
Взросла ложь до Небес.

Дела Востока – «тонкие»!?
Заброшенный Анклав,
Империей Ордынской,
Славяно-индоскифской,
Покажет чайный нрав –
Предел фальсификации
До изощрённых форм,
В змеиной аппликации,
Руны славянской грации,
В иероглиф «древних» норм,
Свели заслуги Ариев,
Забыв, что привнесли
Дикарству Отцы Пращуры,
Генетику славянскую,
Оттенок желтизны.

*

Желто-Восточная «Хронология»
(Юго-Восточная Азия, Китай, Корея, Япония)

Ах, сколько ушло времени
У Пращура Емели,
Чтоб кожи черноту
Так осветлить всех пассий,
Юго-восточных странствий?-
– Вползти пришлось в нору,
В жилище чёрных, зверя
Исследовать Емеле,
А уж потом к костру,
Славянскому, – примерно(!):
Невест собрать к теплу,
Отмыв от грязи девственниц,
Без ритуальных мелочей,
Всех «ублажить» к утру…
Не звуками животными,
Пронзил сердца герой,
Не жестами безродными,
Внушил им термин – Свой!
А непривычной свежестью
Молочной белизной
Самец – Емеля, нежностью,
Арийскою помпезностью
Смог выиграть «первый бой»!

Этапы расширения
Империи Магог,
Имеют корни Ирия!
Славян, с Исхода, линию
Чертил арийский Бог!

*

Душа моя пытливая,
Пред стартом прочитав,
Плутовка – не ленивая,
Не устаёт, игривая(!), –
Включила вновь канал
TV, на Оси Времени, –
За сто столетий! В ноль,
Преобразил кто Прошлое
Славян? – Изгои пошлые
С клеймом, – еврейский гой.
Иль йог, что в переводе
(Читай – наоборот), –
Раб грязный, по природе, –
Донёс, с иврита, слог.

Все, десять тысяч, тяжести
Снёс Арий-Славянин,
Лет, обеляя важностью,
В Селекции этажности –
Шанс выйти диким в Мир!

На уровне разумности,
Генетики Славян,
С лицом, от Ра, округлостью,
Быть с белою наружностью
Мог след через Тянь-Шань!
Лишь, щелка глаз, – отличие
От Древа, всех ветвей?!
Решили – исключительность,
Сжигая след Корней?!

Еще бы пару тысяч
Годков, ваял бы Жрец! –
Всемирную Обитель,
Создал бы Хан-отец!
Единые Законы,
Язык – один для всех,
И, нравственные нормы(!),
Не зная слова – грех!

Эпоха Водолея
Ушла на апогей,
С ведической Религией!
Покрыла Землю Ирия,
Всю, сатанинства тень:

Казнили Православие,
Распяв на букве Т-и…
Славянские предания,
С иудо-христославием,
Украв, – переплели!

Наследие Ведизма
Сочится из руин,
С эпохи Атлантизма,
Славянского лиризма,
Под пеплом Муз и Лир!?

Поверьте, раскопаем!
А, восстановит текст,
Нам биоинформация,
По ДНК всех наций,
Славян на Древе, – Тест!
И сразу успокоится
Весь веточный каприз,
За право обособиться(!) –
«Заветный» след реприз? –
Открыть, ветвей на Древе,
Свой собственный Реестр,
Забыв, – их ветвь – на теле –
Ствола Славян и Перст!

Всю поросль обрезают,
Чтоб Дерево спасти, –
Срезай! Иль – одичаешь!
Да, Предки поступали
Так именно, отчаянно,
Чрез Холокост!? – прости!

Но, срубленная поросль
Врастала в землю вновь
И каждый раз дичала,
На зов не отвечала, –
И превратилась в голь.

Ведомая отчаяньем,
Душа рубит с плеча,
Осознавая странную,
Эпоху чайно-пряную,
Рифмует блеск меча:

– Прости за отступление, –
Лечу – через Тибет!
Предметно всё изведаю,
Народные поверья,
От Солнца первый свет,
На высоте пять тысяч,
Как первый вспыхнет луч,
Я зарисую, точно,
Святых камней(!) уют.

*

Но, что я вижу, братец!
– Здесь нет святых камней,
Озер святых, посланцев
Европы, иностранцев,
Иль мировых бомжей.
Период – ледниковый!
Не узнаю Тибет, –
Хребет – почти что новый,
Еще горяч, бесспорно,
Разумной жизни нет!

Да, с Севера, от холода
Стада белых коров,
Гонят долиной голода,
Под карканье ворон.
В телегах на колёсах
Слышу кудрявый визг,
А я, на пике холода,
Не ощущая голода,
Гляжу на ленту вниз.

Разведанная трасса!
По ней уже прошла
Переселенцев масса,
Из Беловодья раса,
Тепло для Душ нашла.

В пещерах – Первобытность,
Как ночь черным-черна,
Спасается от ливня,
Столпилась примитивная, –
Разумность? – ни черта!

Рычат, до неприличия,
В пещере нет огня! –
Животное отличие –
Содом – до неприличия, –
Смутил в конец меня…
С долины тянет запах,
Заваренного чая
И дыма от костра!
Впервые знать славяне,
Настаивали в чане(!)
Листы, с ветвей куста!

Такую, вот, картину
Увидел в China я,
В настое кофеина,
Из раннего Пурима,
Навеял мысли чай…

Какая астрономия,
Комет в трактатах след?
Где факт в археологии
Стены – фантасмагории,
Китайской, древних лет?

Есть(!) безусловность факта,
За сотню тысяч лет,
Держателей Атлантов,
Белейший Мир Гигантов,
Славян, – де-факто, – Свет!

Ожившая Гипотеза,
Атлант-Гиганта-Ария,
Войдя в реальный текст,
Славяно-русским званием,
В ряд разложила спектр,
Стиха эмоциональностью,
Вскрыла Завет бездарностей,
Цель, пробиблейских сект.

Теперь всё стало ясным, –
Заигранный предмет!
Полёт был не напрасным,
С Душою беспристрастной,
Мы слили «чайный бред»…

СЛАВЯНСКАЯ А М Е Р И К А

Душа моя арийская,
Славяно-византийская,
Исполнила сонет,
Во славу методиста,
НХ стенографиста,
Рифмованных Побед:

*

Египетско-перситская,
Арабо-индоскифская,
Славянства воспарит,
Душа родная Сфинкса.
Из рун сольётся рифмой
В рожаемый санскрит.

Здесь поселятся мифы
Язычества, а в скит
Впервые въедут скифы,
Еще до Пирамид.

А, что же было позже,
За двадцать тысяч лет,
Когда входящей Рыбе,
Эпохой, до безрыбья,
Был Фараон воспет?

Задолго до событий
Египетской стези,
Шли арии к Восходу,
Где Солнце грело воду,
В ванне богов любви.

Там – Ирий вожделенный
Языческой мечты,
В Оси Всея Вселенной,
Полярной, помнят, Веды
Пришествия поры,
От ледниковой эры,
От первых холодов
До вынужденной меры,
Исхода Млечной Веры
В лучах Звезды Ветров.

Из центра, симметрично,
Излился на Восток
Исход, весьма логично,
Белейшим молоком.

Тогда, еще, Америка
Была материком,
Единым с Евро-Азией
Без ледника Гренландии,
Заснеженных ковров.

Вот так и растекался
Ведический анклав,
Ветвями разрастался,
Как принуждала Явь!

И по законам Прави,
Нарожденных славян,
Волы тащили сани,
А в них Основу Знаний,
В подарок племенам.

Звездой зарисовался
Весь эпохальный след,
Знаком Судьбы остался
В Истории Венед.

*

Так, что же получается,
Друг милый? Для Души,
Кем тексты излучаются,
Несказанно вручаются,
Как в сказке? – опиши!
Я расскажу немедля,
Как только пролетим
Аляску, Калифорнию,
Всю русскую Преторию,
Панамы брег узрим.
А, ниже, до Колумба,
Нас ждёт чудо-сюрприз,
Сдержаться будет трудно, –
Блеск русских изумрудов
Жидов повергнет в визг!

– Из области фантазий
Сам нотис о Душе?
– При мысли обрезания,
Заветного дерзания,
Могли ввести, вполне!
– Нет, всё гораздо раньше
Душа, как термин, след –
Понятие астральное,
Атлантов, – Родом данная,
Не для чужих легенд!

Бедою стало время,
Исход, от ледников, –
В суме понёс Емеля,
Арийцев белых семя,
Задолго до икон.

– Иудо-ортодоксов –
Безнравственна Душа!
Их, плач, у стены, фокусом,
Скрыть не поможет опусов,
Сионских протоколов,
Набитая мошна, –
Украденных наследий,
С ветвей арийских, свив
Наследственных явлений,
Генетики и рвений
Славян, державших Мир.
Ведические образы,
Один в один содрав,
Преобразил для «голи»,
Рукой, по «божьей воле»,
«Безгрешный» Авраам.

– Сценарий новой эры,
Вознесший на помост,
Руси аборигенам,
Христа, с зачатьем веры, –
Был принят как курьёз.

Но, капля – точит камень, –
Волхвы вписались в роль,
Круша ведизма знамя,
С «рождения Адама», –
Тканину съела моль.

А в месте с нею руны –
Лиру славян корней,
Ведические струны,
Берестяную Музу,
Оставив рухлядь пней?

*

Новая Хронология Америки.

Устал, милейший, слушать,
Бред пересохших губ!
Смочить бы, ну, а – лучше,
Перекусить, попутчица(!),
Или попутчик(?), – друг.

Мы подлетаем к сути
Славянской Правды, – зри!
Очистим Ствол от мути
Древа всея Земли!

*
Такие же обозы
Увидел с высоты.
Российские березы
В невозмутимой позе
Стоят на всём пути.

С Аляски до Панамы
Сооружён вигвам,
Уральской пилорамой
Распущен клён-Адам.

Кедровые орехи
Сбивает детвора.
Садки накрыли реки,
В котле дымит уха.

Коровы с Беломорья
Пьют воду из ручья,
Их вымя переполнено,
Мычат «из-за плеча»…

Волы все чешут бороды
И лижут, не спеша
«Устройства теляродные»
От Млечности природные,
Ласкают, не греша.

Молодка кормит грудью
Славянское дитя.
Белейшее, дородное,
Арийское, народное(!)
Недавно родила.

Мужчины строят крепость,
Копают водный ров,
От живности агрессии,
Понятно всем без слов.

Готовят в зиму спелости.
Из высушенных трав,
Варят напитки трезвости,
Лекарственной оседлости,
Предков бесплатный дар!

Весна, как только встанет
И с троп растает снег,
Поход на Юг сыграют,
А на Восток направят,
К покоям Ра, Ведед.

К культуре приобщали
Животных племена.
Мозги обогащали,
Агрессию прощали, –
В былые времена.

Но, самородки плавили,
Придав им Лик Богов!
Ведические Правила
Несли с уральских гор!

С Аляски разветвление
Путей славян пошло,
По радиальным, Гением
С широт Канады в прерии
Маршрут был нанесён: –
Осваивать пространства
До объективных вод,
Замкнув границы Царства,
Славянским Государством,
Как завещал Бог Род!

Здесь не было евреев, –
Такая благодать!
Они были посеяны
В Шумерской параллели,
(семитов Сара-мать)…
В эпоху реформирования,
В Пятый Проход славян, –
Законы интегрирования,
Всех мировых извилин
Ветвей славянских Явь.
– Была инвентаризация
Разведанных земель, –
Случайная мутация(?)
Семитов апробация,
Дала «борзых емель»

Но, это было позже,
Чрез тридцать тысяч лет,
Распространив генетику
На чёрную Америку,
Оставив белый(!) след,
Славянства Пионерия,
До обелённой прерии,
Открыла Новый Свет!
Рунического Севера,
Правь, накрывала веером,
Не допуская сект!

И пять цивилизаций
На Свет произвели
Блюдя Законы Наций,
Все, пережив санации,
От Родины вдали, –
Построить пирамиды
Без рычага смогли, –
Не зная деградации,
Упадка и ротации,
Новых славян семьи!

Евреи появились,
Как высланы Ордой,
Старушкой Евро-Азией,
По Ханскому Приказу: –
Собрать в загон-савой,
Отправив на задворки
Империи, к потомкам, –
Поход свершит Магог!
Очередной оказией,
Флот, снарядив, приказано,
Всех выслать, как рабов!
В Америку иль Африку,
В пустыню, на Синай!
Впредь соблюдая тактику,
Чрез пятьдесят лет, практику
Вассал, – возобновляй!

Традиции славянства
Законы превзошли;
Хрустальные погосты,
Во времени, так просто
Всплывают, как грибы.
От времени ко времени,
Вступает в дело Правь,
Взывает тяжесть бремени
Как только крикнет Явь:
Невмоготу терпеть мне,
Превозмогая боль,
Семь-сорок иудейства,
Известного плебейства, –
Сожгите в кукле моль!

Газон, англо-еврейский,
Немедленно подстричь!
Тернистый куст библейский
Отдать под ссудный Линч!

Курганы спят пристыжено, –
След россов, павший ниц, –
Униженно-обиженных,
Веками жаждут ближние,
Раскопок скифских лиц.

Культура эпохальная
Покрыла материк
Америки, в преданиях,
Индейцев сострадания,
Хранят славян парик.

Такая родословная
Славян во все века!
Воистину огромная
Ладонью благородная,
Российская рука!

Плюют в ладонь Иеговы
«Братушки» и мормоны,
Забыв, что кровь Славян
В венах течёт «породы»!
Но, не понять уродам,
Что кровь то, – Египтян!
Славянского Египта
До индоскифских дел,
Израильская ветка –
Славян-гуляк прострел…

Коль обрубили б вовремя,
Побег на Древе том, –
Еврейского нашествия
Не знал бы Русский Дом.

*

Под корень вырубается
Российский ствол мечом.
Ветви в кострах сжигаются,
Пав в снег под секачом.
Падёт ли Русь былинная
Под плач еврейских «дев»?
Останется – Единая,
Родная, неделимая,
Не знавшая слёз-стен?
В дыму не задохнётся
Костра славянских древ.
Дождь Перуном прольётся!
Очаг сам захлебнётся, –
Дождёмся перемен!

*
Эпилог

Столь сонная прострация
Меня повергла в пот.
Не духов ль махинация,
Бесценной информацией,
Смогла вовлечь в полёт?
До этого, – да, снились,
С сюжетом райским, сны,
И, ужасы, – излились
В момент полной Луны.

Но, странное явление –
Полёт моей Души(!)
В формате сновидения,
Реального парения, –
Смогла списать с Оси,
Картину, как Гипотезу,
Истории Руси(!),
Славянскому изгою
Вкачала мне в мозги?!

– Бери, реконструируй
Внеси бесценный вклад,
Пустот залей извилин,
И выставь напоказ!

– Реальную картину
Народ нальёт в бокал,
Славянского величия,
И, выпьет историчности,
За здравие Славян!
Закусят рифмой сладкою –
Древних Руси бальзам,
Перекрестя, украткою,
Тысячелетний срам,
Последний, тремя пальцами
Покроют грешный лик,
Признав Христа «страдальца»
Врагом Славян, а стих, –
Гипотезой? – Он, должен
Как Гимн существовать!
Евреям будет сложно,
Почти что, не возможно
Бесправность доказать!

На фоне «Катехизиса», –
«Удар русских богов»,
Истархова, мне видится,
С архивов вещих снов,
Сам Жрец глоба-ессеев,
Пиаром иудейским,
Пришёл на Русь с мечом.

Но, кто с мечом явился,
Тот от него падёт!
Русь, прекратив молиться,
Мгновенно обратиться
К стихам и всё поймёт!

*
P.S.

Прошу у всех Прощенья
Произнося их вслух,
Кому принёс лишения
Эмоций раздражение,
И даже тем, кто глух.
Кто прочитал из текста
Чужой глубокий смысл,
Кто вырвал из контекста,
Переломив всю мысль.
Задев религиозность
Не думал оскорбить
Народную влюблённость
В своих Богов, покорность
И тем безумность вскрыть.

Вы, прочитав, терпимость
Смогли бы проявить!?
– Русь, потеряв невинность,
Язычества интимности,
Не даст в себя внедрить
Меньшинств чужую веру, –
Так следуйте примеру,
И убирайтесь ввысь
К своим богам, к полпредам,
В безнравственность гаремов,
С колен Руси, все – брысь!

Стихи – лишь полумера,
Призыв Души для генов –
Славян – сбежавших крыс…
Читайте, между делом
Осознавайте, в целом,
Зачем сказал всем, – брысь?

*
Душа, как предписала:
Я сбросил одеяло,
Побрился, дал то Бог!
Сварил и выпил кофе
Поэт, – пока не профи,
Откушал бутерброд…

Душа моя «христианская» –
Невидимый двойник,
Спокойно отсыпается,
Чертами улыбается, –
Зеркальный мой «парик»…

январь 1999 – февраль 2002 г.,
г. Москва

Thanks,
Yours, – R.V.A.

Finish

Запись опубликована в рубрике Поэмы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *