Душа – невидимый двойник – 1

(по вариантам «Повесть временных лет»)
или «Честный Нестор»

Часть первая

Предисловие

Как много лет пытаюсь я
Определить истоки творчества.
Откуда льёт и чьё пророчество,
Рифмой исследовать себя.

Увидел ключ в истоке детства,
Когда наивное дитя
Не знало, как и куда деться
Искало, как и чем отвлечься,
От горькой сути бытия.

Психологический приём,
На уровне своей подкорки,
Открыть невидимые створки,
Смешав обзор со сладким сном.

Войти туда не каждый сможет,
А выйти, несколько, трудней,
Никто вам в этом не поможет,
Вы – в подсознании, и с ней,
С Душой своей, неповторимой,
Во древе вековых корней,
Как целое – неразделимы,
С субстанцией Души – едины, 
Вы, в целом, – раб, Души своей.

Она всецело управляет,
Моим сознанием, извне,
Тогда, когда Душа взлетает,
Владельца разум окрыляет,
Рисуя сказку в вещем сне.

Условие, лишь, – одиночество –
Энергетический комфорт,
Душа играет нитью творчества,
Муза рифмует ветви зодчества,
А Лира, излучив аккорд,
Мысль увлекает в слой отрочества,
Где изначальна непорочность
Руси формировала род.
Где скиф, посеяв огород,
Впервые, обнеся забором,
Не кочевал, засеяв поле, –
Осел, вспахал и стал тем горд…

Я вижу: первый дом, уют,
Печь и тепла границы – стены,
На шкурах спящий русский люд,
Почувствовал в себе их гены.
Запах дурманит свежий хлеб,
Спит на печи младая смена,
В сенях кряхтит отец иль дед,
Шуршит, слегка, сухое сено.
Березы чистой гребешок 
Бежит по русской глади, волос
Косы ласкает нежно, голос 
Пастуший излучил рожок.

Одна строка, и, – полетел,
В объятья изначалья русского;
Славянство принимает русское, 
Язычника, с любовью русскою,
На древний русичей манер. 

Я – в прошлом, внутри генных стен,
Теплом объятый изначалья!
Пройдя сквозь множество систем,
Вернувшись в изначалье ген,
Я распрощался вдруг с печалью
Сомнений, связанных с началом,
Мной, изучаемых проблем.

Вы спросите меня: – Зачем?
Отвечу вам: – Насточертело!
Ходить в оковах подсистем,
Навязанных Свободе нравов.
Руси Система – вне систем!
Свобода языка и Права
Семьи языческой, их нрава,
На Право сохраненья ген!

По скалигеровской системе,
В лице «причесанных» дилемм,
Всей Хронологии предел, –
Пронизанный библейской темой,
Предписанный еврейской схемой, 
Построил хитрый Скалигер, – 
Быть уничтоженной! – По Вере,
«Дат исторических бессмертных», –
Историю, – в анклав химер! –
Астрономический Прострел –
Венцы бесценных манускриптов,
Придать анафеме во свитках! –
Природы прихоть перемен»…

Беспамятство живых времен,
Разрушит монолитность стен
Истории Арийских Предков!
Русо-Монгольские аспекты
Исчезнут из «святых» систем,
Не обозначив Хронометок…

На исторической оси,
На компромиссе с изуверством,
Глаз инквизицией полпредства,
«Закрасит» признаки Руси,
Имперский исключив Пример,
Мы, уничтожив герб Орды,
С ним полумесяц, след Звезды, – 
Примем Империи Наследство.



Часть вторая 

«Сон»

Так пробираясь в глубь веков,
Блуждая в вековых завалах,
Я погрузился в дивный сон,
В славяно-сказочный аналог.

Моя Душа автопортретная,
Крещёная, новозаветная,
Тысячелетий, вглубь, влечет,
Вне возраста Она – бессмертная!
Тело моё беспрецедентное,
Ждёт лишь «бесславия учёт»…

Но, я привык к таким полётам,
Молниеносным поворотам,
На грани смерти пребывать.
Прослушав лекцию «пилота»,
Мне предстоит бесповоротно,
Всю информацию списать,
Прочесть её, обмозговать
И выставить под тайным лотом.


*

До Рождества, от Сотворенья,
Заветных тысяч лет прошло, 
Пять с половиной, устрашения,
Душу, связав с порабощением,
Забвение с Христом вошло…
На восемь целых, лишних лет,
В системе бывшей византийской,
От, принятой, александрийской,
Летает, и, по сей момент.
До Рождества Христова, древа,
(Три тысячи до нашей эры)
Славянства вижу корнеплод.
Вниз по Дунаю, где – болгарская,
Венгерская, и, дохристианская,
Был расселён славянский род.

По речке, с именем Морава, –
Морава племя, сильных нравом.
С другого брега сели чехи,
Общались, отложив доспехи.
В истоке – белые хорваты,
А рядом – сербы, хорутане.
Так жили много-много лет:
Ловили рыбу, зверя, хлеб
В долине сеяли впервые,
Не зная горя слёз и бед,
Силу Природы наблюдали,
Всесильною Её считали, –
За то, что после ночи свет,
Тепло несет в реки долину,
Силы Природы служат миру,
Созвездий, выстроив совет. 


*

Так «Повесть временных годов»
Славян трактует изначалье, –
Душа смеялась, мне прощая,
Моё незнание основ: –

Лежишь опять, а я летаю,
Пробелы знаний восполняю.
Ну, Русич, честно расскажи,
Зачем задачку мне подбросил,
Летать заставил темной ночью,
Чтоб просветлить свои мозги?

Не мной поставленный вопрос
Не знает, до сих пор, ответа.
Всем моим предкам, на износ,
Внушали первозданность гетто.

Но, с твоей помощью, найдем
Ответ на множество вопросов.
Историю Руси вернём,
К славянскому порогу россов.
Я полетела в изначалье
Славянских родовых проблем.
– Не заблудись, я, на прощанье,
Сказал Душе, и, – без дилемм.


*

Счастье безропотных веков
Царило в мире над Дунаем,
Запах дурманящих цветов, –
Цветы любви на склонах гор, 
Долину называли раем.

Закончился цветущий рай,
Влетела волохов чернь, стаей, 
Как вороньё, вдоль по Дунаю,
Склевало первозданный край. 
Воды так много утекло,
Кровью подкрашенной нашествия.
Песок впитал следы «пришествия»
И сохранил в частицах взвешенных,
Для изучения, окно
Культуры, в ауре безгрешности,
Стоянку, в пепелище, вещую –
Старославянское ядро,
В углях хранившее тепло
Язычества, со мной дошедшего,
В моей Душе без происшествий,
Чрез Вечность, знать – немудрено.

Легенды помнят звуки песен,
Звучавшие, на склонах гор.
Собрав свой скарб, детей утешив,
Ушли на Вислу все поспешно,
Рубить на новом месте двор.
Прозвали племя это ляхами,
Попозже, нарекли поляками.

Другие ляхи стали – лутичи,
Возможно, с виду, были лютые.

Одни прослыли – поморяне,
Ведь Север племенем избрали.

На Днепр пришедших, с этих пор 
Назвались, попросту, – полянами.

В лесах, укрывшихся – древлянами,
Им крышей стал сосновый бор.

Меж Припятью, – дреговичами, –
Рекой Двиной, – так отмечали.

В Двину, сбежавших, от отчаянья,
Прозвали просто – полочанами,
Их приняла река Полота,
Приток Двины, вокруг болота.

К Ильменя озеру, бесправными
Дошли, но возросли славянами.
Построили впервые город,
Назвали, по-славянски, Новгород.

Те, кто осели на Десне,
По рекам Сейме, Суле парами,
По первой капельной весне,
Себя назвали – северянами.

Народ славянский расселён.
Спасая генофонд от смерти,
Задолго до Христа времён,
Без проповедников имён,
Он понимал: их сила – дети, 
Кто память сохранит отцов,
По крови предков и лицом,
Без покровительств и опеки…

Душа – невидимый двойник
Мне сфокусировала странствие,
В Истоки древнего славянства,
Там, где забил Руси родник.


*

– Услышал сущую легенду,
Из твоих уст, Душа моя!
Опять подкинула дилемму,
Фантасмагория – безмерна!
Как любишь говорить, – любя?

– Нет, дорогой! Всё наблюдала
Воочию, пусть в мираже,
На древе ветвь облюбовала,
Так как летала в неглиже.

– Задолго до переселения,
Читал, я знаю, эти «сведения», –
Андрей Апостол, брат Петра,
Шёл по Днепру вверх, – Откровение, 
На бреге сделал омовение 
И Града предсказал врата.

Сказал своим ученикам,
Руку простёр на дивны горы:
Здесь благодати будут створы,
Великий город – на века!

Воздвигнет Бог златые церкви,
Народ, в христианстве, расселив!
Поставил Крест, благословил,
Все три горы, славянства ветви.


*

– Сама сказала, что поляне,
Задолго до Христа опальные,
Освоились вокруг Днепра?
Жили отдельными родами
Сами собою управляли,
Но, – без Андрея и Петра,
За тысячи лет до Христа,
Пришли с Язычества богами. 

Перун спасал народ века –
Огонь, Война и Плодородие,
Закреплено за Благородием!
Всё помнит Днепр, Руси река,
От устья поселились Арии,
Вверх до истока вехи ставила
Арийцев древняя рука.

В дельте реки горели створы,
Костром заявлены просторы
Владений Ариев для всех:
Пришельцев из других планет,
Чужих племён родной Природы,
Препятствие – высоки горы,
Чтоб не доставили помех
Друг другу, не втянули б в грех,
Чрез истребляющие своры. 

Язычный Волос – хлеба колоса,
Целитель-бог – здоровья голоса!
Он – Скотий Бог и Бог богатства,
Медведь, и, Камни – для лекарства!

Божеств Великий Пантеон
Хранил века границы племени,
Хорс – вдохновлял лучами Гениев 
И прекращал безумных спор.

Хочу сказать, что все легенды,
Христианских летописей – вредные –
Фальсификация корней!
Уже тогда, под корни племени,
Тайком селились иудеи,
С старозаветностью своей
Легко вьюнами извивались,
В стволы язычества впивались,
Как «первый предписал еврей».

– Ты прав, друг мой! Но без письма
Песнь всенародная, в сказаниях,
Нам донесла суть – Правдославия,
Славян ушедших имена!
«Копать» придётся средь дерьма.
Мешало чистить Православие,
Иудаизм лихой, стиранием
Лишали хроник времена.
Ислам, чуть позже, – не беда, –
Об этом знаем мы заранее: 
Христианство – этноса создание,
Оружие – шестиполярное,
Как и Ислам, через Христа, –
Для разрушения Системы,
Силы Языческой Империй,
Любой системы вне Креста: –
Внеси – Религию, не – Веру!
Из злата Крест повесь на шее
И свои «сладкие» уста…

Страстью разрушится Пальмира,
Объединив пространства Мира,
Под символом любви Христа!
Как станет в обществе Кумиром,
Садом вернём с Гоморрой, «пиром»
Зальём безгрешные места… 

– Ну, ты, даёшь! Душа игриво
Язычнику, глаза промыв,
Нарисовала перспективу,
России выпавшее диво, –
Я оценил Души Порыв!

Уж было задолго за полночь.
Нажал на «record» Japanmag: –
– Ну, продолжай! А, как закончишь
Стихи писать, без моей помочи,
Нажми на «stop», мой милый Маг! 



Часть третья


Исследование


Душа, надеюсь, записала, –
Магнитофон на «стоп» стоит.
Она, ведь, – Вечна, и, не спала,
Скорей всего меня «послала»,
Или – послал(?), родной Пиит.

Душа, как прежде, предписала:
По-светски сбросил одеяло,
Умылся, выбрился, стал строг,
Сварив и выпив чашку кофе,
Я бросил Вечной миссис Профи: –
Готов, Ваш, скатывать урок!

Нажав на «play», услышал музыку
Язычества, славянства отзвуки,
В арийцах, и, до наших дней.
Примеры вижу крови мужества,
Славян первичное супружество,
Прирученных степных коней.

– Мой милый друг, не торопись!
Мы нарисуем не картину –
Фрагмент попрания Миссией,
Славян языческой Руси.
Здесь с этим всё, почти, известно,
От летописца – «честный Нестор»,
В кавычках, – Господи, прости! 
Не превратив процесс в рутину,
Мы пролетим над грешным Миром,
Когда был Мир чище воды…
Из родника степной долины,
Напьёмся чистой правды дивной, –
Природы исклюзив труды!
Не божество, из поднебесной,
Не сила плоти сверхтелесной, –
Разумности Её рука
Создала клетку ДНК, –
Об этом спорить – не уместно!

Читая мысленно подтексты,
Отреагировал по-светски,
Сказал: – Лети, моя Душа!
Кому-кому, – тебе известно,
С Душой летать, Души владельца,
Двум – не представится труда,
Используя мозги младенца,
То есть, мои, – от всего сердца, –
Будешь, достаточно, умна!
Слетаешь в кутерьму Вселенскую,
Доставишь всё в реальность мерзкую,
Тогда скажу, что – не дурна!

Душа Души – звено Познания!
Душа всех Душ – не материальна?
До Истины, сплетёт венец!
Цепочка в Прошлое – Реальность!?
Душа Души – оригинальность,
А, я, Её – родной отец!
Принцип Матрёшки донесет
До нас астральное сознание,
Структуру, суть формирования,
Информационность содержания
По уровням, – его полёт.
Кому и как доступен взлёт
По алгоритму Мироздания?


*

Мой престарелый телевизор 
Душа, включив, изобразила
Картину в цвете на экране. 
На всякий случай, чтоб детали
Не пропустил, не упрекая, 
Нажала «start» на VCR.

Общинно племенной «гарем» 
Господствовал в библейском рае,
Где женщины, без всяких мер,
Мужчин на части разрывали,
Чтоб не иметь в любви проблем.
К зачатью плода привлекали,
К языческим богам взывали,
Не зафиксировав измен…

По мифологии Данная,
Предела ревности не зная,
Вне признаков семейных сцен,
Как таковых, в порядке следствия,
Не понимая сверх последствий,
Пост менструальных перемен,
В оленя превратила, бестия…
Любовь мужскую обесчестила,
Чтоб наказать за факт «измен».

Пятнадцать тысяч лет до эры,
До новой, до Христа системы,
Арийский процветал «Эдем».
В лесостепи безбрежной Севера
Арийцы жили дружно семьями,
Под примитивным сводом стен.

Внутри закопченные шкуры.
Ночью и днем очаг горел,
Костер от стужи души грел,
Любовь хранили, были мудрые.
Мужчина – Арий – духом смел,
Род защищал, но не гарем, –
Источники довольно скудные.
Раскопки говорят нам всем:
Стоянка племени из древ, 
Не первобытные орудия –
Культурные, от первых стрел.
Семь тысяч лет, до нашей эры,
Под сжатием экосистем,
Бежал народ в переселение.
Со скарбом, зачастую, семьями
На Север, где без перемен
Тысячелетья скифы славили
Природу, Равновесье – Главное,
Условие людей и Сфер!
Впервые бронзу лихо плавили,
Ковали, вооружали армию,
Красавиц-женщин брали в плен. 

Большая Степь – под властью Ариев!
Народ, не выносивший гнев,
Чужих, насилующих сперм, 
На Север прятал след бесславия, 
С генетикой уже израненной,
Бежал спасти основу ген…

Смешали кровь! Зачав от Рода,
Арийского, в траве полей,
От Ария, родив под кровом,
Растила женщина с задором,
Защитника двойных корней!

Рос и крепчал на корне Ариев,
Ствол благодарственных ветвей,
Крона славянская представлена,
В Плодах послушливых детей,
Язычеством под Правдославием,
В Природы Честь, за Её здравие,
Славяне пьют до наших дней. 

В годы Великого Смешения
Совокуплялись без смущения:
С южных районов племена
Ассимилировались медленно,
После принятия Всеверия
В Природу и Богов Ия.

Весь слабый пол, огонь храня,
Влетал в экстаз от ласки пальца…
Познали смысл и прелесть танца,
Седьмое небо, в гравитации, –
Смысл и Идею Бытия.

Характер их не отличался
По всей языческой степи;
В глубины плоти извергались,
Сюжеты храбрости из странствий,
Как в Пантеон, чтобы спасти,
Увековечить Дух нетленный,
Ордынский Подвиг беспримерный 
В ярчайших красках донести,
Потомков Память вознести
На Пик, как поняли, бесследный. 

Песни безрадостной печали
В фольклоре, как грибы, взросли…
По всей истерзанной Руси
Хранят слог женского начала,
Поэтики эмоциональной,
Шаманской прелести души. 


*

Законы Сжатия всем мстили.
Степь не могла их прокормить.
И вкось, и вкривь исколесили,
Смогли лошадку приручить.
Изобрели седло и сбрую,
Лук, тетиву – стрелять в тугую,
Стрелу, из бронзы наконечник,
Стреляли с крупа точно в венчик.
И – колесо, для колесниц,
Степи изъездили пространство,
С Востока к Западу всё братство
Арийцев, северных десниц.

Кочевники Степи Великой,
Держа в руках из кожи плеть,
Степной гортанью многоликой,
Сбор разнесли под флаги пики,
Кто не придёт, от пики – смерть! 

От Севера погнали с криком
Всех кто от них чернее ликом, –
На Междуречье вышла Степь.
На племена летели птицей,
Сметая, всё и вся, с пути.
По Междуречью в колесницах,
По трое, в каждой, бледнолицых,
Рубили головы с руки,
До самой, до песков границы:
Мы – Арии, без репетиции, 
Через Синай летим орлицей,
На Запад все идут пути.
Вы подчинитесь без амбиций,
Приняв душой Степную Жрицу,
В свой Пантеон Богов внести. 
Наш Бог – Перун, а его Свита –
Слуги Природы, с нами свиты!
Иначе гнев наш – не снести! 

Мы – на колёсах, – всех сильней,
Приветствуйте «родных» гостей!

Кто оседал, устав в дороге,
От битв, смертей, пролитой крови,
Иль чувств, ворвавшихся извне.
Не стал в чужбине слыть изгоем,
Пришелец из-за синя моря,
Не сгинул в племенной возне.

Арийцем созданное племя,
В столетиях лицом бледнея,
Цвело в оазисах песков.
Где колесо не стало вещим,
Там кожи цвет остался прежним,
До полной черноты основ.

Великой трассы разворот
На Запад Колесо уводит.
Восток – закрыт, леса и горы…
На Юг – песчаное безводье…
Только – на Запад, Синим морем,
До Океании, – домой!
Затем на Север в Царство Ариев,
В Природы Центр высоких Знаний!
Мужал на мёде младой рой:
Как подрастёт, в шеренгу вновь,
На колесницу сядут «варвары»,
Степь, по спирали, Словом славили,
Всех обеляли белизной.

Природой, избранные арии, 
В знак благодарности избрания,
Тысячелетия несли
Величие Её признания!
Со всем дарованным сознанием: –
Мир был бы черным, – упаси!

Все десять волн Степи Великой
Несли претензии открыто:
От первой вышли в Свет семиты,
И кутии, в иранском вскрытии.
А в устье Нила кемет племя
Нашествия терпело бремя
Следов бесстрашных колесниц.
Вторая – повлекла шумеров,
Первых семитских амореев, –
Степи посланцы – вне границ!
Припомним милых финикийцев
И Спарту греков, ведь – арийская!
Признав черты скуластых лиц 
Переданных от грозных скифов,
Наследников прекрасных мифов,
Степных «безнравственных убийц».

Я, пред Спиралью, падал ниц
Всегда, исследуя события,
«Историей» специально скрытые,
И, как прилежный гимназист,
Не сделав нового открытия,
Хочу сказать, лишь, – умудрись
Увидеть зерна здравомыслия. 


*

Исчез с экрана дивный сон.
Я дописал о зернах строчку,
Услужливо поставив точку
Остановил с Душою спор.

Моя плутовка – виртуальная,
Козельская, сутью астральная,
С утра даёт передохнуть.
Сварил и выпил чашку кофе,
Отпил глоток, вздохнув, по строфам
Я побежал, по тексту вглубь.

Свободно, без её нотации
И виртуальной агитации,
Войдя частицей в Млечный путь,
В доисторической прострации,
Внутри Спирали вижу суть
Закона Сжатия, с абстракцией,
Демографической экспансии
Внутри ядра, внесённой акцией,
Отсепарируем всю муть,
Во времени расставим фракции,
В оси Спирали с первой нации,
И лишь тогда дадим Салют!
По ДНК поймём миграцию
Степи Великой, русых Граций,
В Огоне хранивших мир, уют.

От Ариев рожали девочек,
И берегли, как белых белочек.
В тринадцать, в чистоту основ,
Арийский корень, древних ствол,
Вводили, соблюдая «мелочи»: – 
От чистоты восьмых коленей,
Не менее, вели к постели,
Благословленной Перуном!

В любви предавших «подлецов»,
Без признаков в глазах отцовства,
Бросали в клетки на откорм,
Где лишь рабыни без упорства,
Свой обеляли черный ствол.

За тридцать «жены» не смущаясь
С рабами черными вращались.
«Мужья», за сорок, на свободе
Рабынь терзали в чистом поле…
Арийские Степные Грации
Являются Основой наций!?

Знать, со времён Матриархата,
Должны искать по крови брата?

Природой Избранный Народ
Зачал в Степи библейский род? –
В Степях арийских размножаясь
Законам их не подчиняясь
Не дожидаясь местных смут, 
Бежал он к югу в Междуречье,
К аборигенам черно-вечным,
Найдя здесь, до поры, приют.

Ветвь, желтая, как бы – мудрейшая? –
Топтали Арии простейших,
На гребнях Волн бессчётных смут.
Гордится желтизною, грешная, –
Не помнит колесницу, здешний,
В фольклоре, бестолковый люд.

А, белая, с тех пор, – глупейшая? –
Ветвь отмирающая – взбешена,
Не находя в Степи уют…

Печальна рифмой аннотация,
Корней родившая Формация!



*


Часть четвёртая


Откровение


Устав от вечной имитации,
Исчезнувших в веках Формаций,
Прилёг по-царски на диван.
Привычно въехал в медитацию,
Определив с Душой дистанцию,
Я перекрыл душевный кран.

Без всяких диких сновидений,
Без признаков мужских стремлений,
Я долго спал, как сытый Царь.
Но, вот, к утру, Душа пробила
Мою защиту, очень мило
И пригласила въехать в Рай.
Имперский, продолжая прения,
Почувствовав позыв стремления,
В отреставрированный край,
Ввела меня по-царски мило,
Представила Посланцем Мира,
Имеющий, средь равных, пай.

Сраженный сказочной картиной,
Пролепетал: – Простите, с миром
Душа изгоя привела!
На Троне Севера – Пальмира,
Сидит, а в свите Муза с Лирой,
Бокалы полные вина…
Мужчин нет в Рае, – очевидно!
За мужиков, молчу, обидно,
Бокалы выпиты до дна…
Я подошел, наполнил, – зря…
И, до сих пор, о том, жалею,
Ведь, было то, другое время
А в нём Законы Бытия!

Познав во сне Матриархат,
В поту проснулся, слабо блея.
Мне объявить бы им Джихад,
Но, предпочел одно смирение.

Я был в прошедшем Измерении!
Не сильно-полым извращением,
Открылся Космос женских древ.
Не осознав предназначения
Сил слабо-полого влечения,
«Безукоризненных» манер,
На Вечность, «улетевших» с тел
И списка женских развлечений…
Матриархат, мужской гарем,
Погребены Законом Сжатия,
Демографической анархией, –
С волны дрейфующих проблем
Я удалился озадаченный.

Диалектические «странствия»,
Великих сил Экосистем,
Заставили сожрать безнравственно,
Первичный Рай Природы царственной,
Замкнуть в кольцо экодилемм.

Душа на ухо мне шепнула: –
Вставай, мой друг, пора дерзать!
– Как Душу мне за Душу взять
Излив любовь за все страдания?
Как объяснить её избрание,
Вселения, внутрь «изваяния»,
И сей момент на плёнку снять?

Никто не знает механизма
Как и когда, в какой момент,
Легенда – соль анахронизма,
С библейской степенью лиризма,
Увидит философский Свет?
Насколько, от рожденья лет,
Облагородила харизма? –
Придётся написать сонет
В честь исключительных Побед,
На счёт Души Патриотизма! 

Мной, что написано – не грех? –
Не обошлось без атеизма…

Избрание иль назначение?
Кем и когда, каким решением,
Прошла дискуссии Совет,
Ветхозаветный лицемерия?
Душа моя – астральный бред?
Кого-то предала забвению,
Избрав меня перед вселением?
А может быть владельца Гения,
Не испросив пред смертью мнения,
Покинула в момент скелет?

Душа – невидимый двойник
Переселяется от Предков!
С Генетикой Руси парит,
В воде не тонет, не горит,
Раз возрождается из пепла!

Но, я-то, всё же, – Адогматик,
А не библейский маразматик,
Чтоб не увидеть смысл Души,
Её природу, цель ваяния,
В грехе, под Сводом Мироздания,
Внесли семитские мужи.

Мы – Арии! – К Природе ближе,
Язычники, Ей стопы лижем, –
Закон Гравитационных сил,
Но, не божественных «Светил»!
Конечно, кое-кто – унижен…
Природа Истину приблизила, –
Я – Её преданный Кумир! 


Часть пятая

Славяне

Семь тысяч лет до нашей эры,
На третьей Ариев волне,
По колее родной Спирали,
Волной всё некогда сметали,
Готовились опять к войне.

Сигналом заморозков первых, 
От самых северных широт,
По трассе предков первородных,
На колесницах благородных,
Спускался к югу Арий род.

Шел клином, следом за теплом
Из степи, к югу, по долинам,
По руслам рек спускался мирно,
Найдя в ущельях первый створ,
Знаков, оставленных им предками
На скалах, сохранились редкие; 
Лук – укротитель метких стрел,
И, белые, вокруг их, детки…

Воинственны здесь племена,
С лукавством черные глаза,
Обелены Волною Ариев,
А, это – Метка – навсегда!
Коли пошла на Юг Езда 
Продлится, знать, до Православия. 
С Душою проведем дознание,
Выпив за собственное здравие,
Ведь помнит Ариев лоза? –
С тех пор, в Кавказе белизна,
Востоке Ближнем, Иордании,
И, вдоль, по морю, до Ирландии,
Брега включая Скандинавии, –
Русско-монгольская узда…

Тысячелетье уплотнялась
Масса кочевников в Степи.
Великая, но не бескрайняя,
Свободная с народом Ариев, 
Кормила люд без пахоты.

С тысячелетних первых проседей
Благая Степь, из непорочной,
Вся вздыбилась, из-под руки.
Периодически, на прочность,
Законы Сжатия с сверх точностью,
«Взрывали Степь до пустоты».

Десяток волн всё обновляли
До белизны, на тыщи миль,
К весне, Законы возвращали,
Остаток выживших Светил,
Степь благодарно принимала,
Героев, облегченной стала
И объявляла царский пир.

Процессы расы «осветления»,
Как знаем, требует терпения,
Сейчас пойдёт наоборот…
Кто предал Ариев забвению,
Вселил в сознание неверие,
Тот и погибнет в первый год
Волны, на гребне «милосердия»,
Под желтизною осквернения,
Не ущемив арийский род.

В Пространстве Время – Обновление,
На Волнах Сжатия, – безмерное, –
Природы проявленье Мер!
Таинств Язычеств непочтение,
Не подтолкнёт на изучение
Вселенских объективных зерн…


*

Сметя в Миллениум Спирали,
Как говорилось, всё и вся,
На этот раз по морю, с Севера,
На Запад, вдоль извилин берега,
От Междуречья, лишь прося 
Пощады у Природы Гения,
Не помешать вернуться в прерию,
К весне, арийцев саранча.

Преодолев земли преграды,
Проливы, в море острова,
Осела часть – зачата Спарта,
Расширилась арийцев карта,
На все, в дальнейшем, времена.
А разделившись на две ветви,
Одна пошла по брегу смерти,
Вторая – приняла река
Морава, в дельте расселилась,
Племён кровь местных обновилась,
И бука корнем здесь вросла,
New племенем Славян «опричников»,
Здесь – Первый Пантеон Язычников,
В главе – Полярная Звезда!

Ветвей остаток гнал к Европе,
К её проливу берегам.
А дальше к Северу и к плоти
Степи языческой, к комфорту,
К своим языческим Богам.

Такая Версия Спирали,
Законов Сжатия Земли!
Где на квадратном метре спали,
Кожей животных укрывались,
Под покровительством Луны.

Все кочевали параллелью
С Востока к Западу – Звезда!
На Юг лавиной извергались,
За мандаринами, – игрались,
Но, возвращалась в Степь всегда!
Осевшие, в центре ядра,
Корнем язычества вживались.
Чтоб Ариев млада «Орда»,
Чрез сотни лет была горда,
Главою Рода признавалась! 

Так, по высокой параллели,
Степи Великой, первой трелью
Арийский видим алгоритм.
Мне сердце, наконец, согрела
Арийцев музыка из Древа,
Тысячелетий скифов ритм,
Иль варваров бегущих крик,
Воткнуть, готовых, до предела!
В племя, не знавшее гарема,
Чтоб осветлить их черный лик.

В Матрёшке – Принцип навигации –
Душа Души, хранится в Грации!
Но, более, – никем, нигде!
Салют отдать Арийской нации,
На всей объезженной дистанции
Внутри России и извне! 
Душевная всех Душ реакция
Славян бы вывела с прострации
Спасибо Степь сказала б мне.

Открыв Матрёшки бесконечность – 
Увековечив Пантеон,
Обнимем благодарно Млечность,
За Право прикоснуться к Вечности,
В Спирали Философских Волн…

Тут, я – проснулся! Фейерверк
Во славу Ариев закончен…
Душа, как будто, хитрый грек,
Задав вопрос, сама, отточено
Ответ диктует, как пророчество,
На десять тысяч первый век!
Но, в минус, от ноля, – в Отрочество.

Читаете, ведь, Вы – воочию,
Благодаря Душе, – мой грех!?
Я, разобрав «Архивы Зодчего»… 
Познать хочу не для потех,
Не для услады всего прочего, –
«Историю» поднять на смех,
Рукой, написанною «Кормчих»,
Всю Хронологию испорченную,
Романовских имперских вех,
Библейский развенчать «успех»
На Правде Русского Отрочества! 



Часть шестая.


Великий Новгород


Счастье безропотных веков
Царило в мире над Дунаем,
Запах дурманящих цветов, –
Цветы любви на склонах гор, 
Долину называли раем.

Закончился цветущий рай,
Влетела волохов чернь, стаей,
С проголодавшихся Сараев, 
Как вороньё, вдоль по Дунаю,
Забыв, что завоёван край 
Волной прошедшей, предков силой, 
Даже сейчас необъяснимо,
Как брат из брата тянет дань? –
Да, было время диких нравов,
Кровей подмешанных изрядно,
Внесённых их садомских бань. 

Воды так много утекло,
Кровью подкрашенной нашествия.
Песок впитал следы «пришествия»
И сохранил в частицах взвешенных,
Для изучения, окно
Культуры, в ауре безгрешности,
Стоянку, в пепелище, вещую –
Старославянское ядро,
В углях хранившее тепло
Язычества, со мной дошедшего,
С моей Душой, без происшествий,
Почувствовать – немудрено.

Легенды помнят звуки песен,
Звучавшие на склонах гор.
Собрав свой скарб, детей утешив,
Ушли на Вислу все поспешно,
Рубить на новом месте двор.
Прозвали племя это ляхами,
Попозже, нарекли поляками.

Другие ляхи стали – лутичи,
Возможно, в жизни, были лютые.

Одни прослыли – поморяне,
Ведь Север племенем избрали.

На Днепр пришедших, с этих пор 
Назвались, попросту, – полянами.

В лесах, укрывшихся – древлянами,
Им крышей стал сосновый бор.

Меж Припятью, – дреговичами, –
Рекой Двиной, – так отмечали.

В Двину, сбежавших, от отчаянья,
Прозвали просто – полочанами,
Их приняла река Полота,
Приток Двины, забрала «квоту».

К Ильменя озеру, бесправными
Дошли и возросли славянами.
Построили впервые город,
Назвали, по-славянски, Новгород.

Те, кто осели на Десне,
По рекам Сейме, Суле парами,
По первой капельной весне,
Себя назвали – северянами.

Народ славянский расселён.
Спасая генофонд от смерти,
Задолго до Христа времён,
Без проповедников имён,
Он понимал: их сила – дети, 
Кто память сохранит отцов,
По крови предков и лицом,
Без покровительств и опеки…

Душа – невидимый двойник
Мне сфокусировала странствие,
В Истоки древнего славянства,
Там, где забил Руси родник.


*

Всё это вновь я Вам напомнил,
Чтоб возвратиться в створы вех,
Пройти по ним совсем не грех,
Об этом, помню, прежде молвил.

Устав работать за двоих,
Компьютер выключил, как псих,
Сказав Душе, что это – мудро!
Произойти мог, просто, – сдвиг,
По фазе, от известных игр,
От этого Ей стало нудно.

Моя душевная Душа,
Ученостью своей известная,
Среди субстанций, не спеша,
По-светски взвешенно, ушат
Открытий объективных вылила,
Мне, материальности, обидно ведь,
Произнесла, как Тамада: –

Я, по Спирали исторической,
В оси её геометрической,
Могу вернуться вглубь веков,
Бравируя осведомленностью,
Используя остатки скромности,
Астральный проскочив кордон,
С Правом без Права от учёности,
Влетаю в Прошлое без слов!
Во время объективных снов, –
«Необъективность увлеченности»,
Трактуется – проф. непригодностью –
Пик еретических мозгов!

Через плечо поплюй три раза,
Чтоб сатанинская зараза
Не наломала в Степи дров,
Чтоб инквизиции награда,
С косой тебя не поджидала,
Не наяву и в сказке снов.

Не обижайся на меня,
Душа моя, умом бессмертная,
Награждена будешь посмертно,
После ухода с Бытия!
Открыта для тебя Вселенная,
Олицетворяя Вечность бремени 
Живи, Язычество любя!

И я заснул. Подушка верная
Чувства мои, к Душе безмерные,
Впитала ласково в себя…

Вестибулярный аппарат,
Морем «обласканный» гарант,
В хаос вращения ворвался.
Как материальности педант
Лететь я за Душою рад;
С Условностью не пререкался –
Вне Времени, но не Пространства,
Спирали Прошлого, «Симбад». 

– Будет захват полей Светил,
Как только близко подлетим, 
Сориентируемся в Вечности! 
-Увидим явь «Вселенских игр»
За Власть, средь ненасытных Дыр…
Душа меня опередила:
– Войдём чрез виртуальный мир,
Где для гостей откроют пир,
Нас Тьма и Свет там примут мирно…


Станем на Ось, она – едина,
В ней Свет и Время – неделимы?! –
Вопрос Души, а мой ответ: –
– Отстала, ты, моя невежда, –
Свет – укрощён! А, значит, – Время!
И Скорость, убегавших лет!

– Луч, перехваченный корректно,
Бег прекращает по Вселенной!!!
Для Времени, – команда: «Stop»! –
Определяла Относительность,
А с ней преступная медлительность,
В невежестве бездарных догм.
Их не поможет «схеме» Бог! –
Познать Природу – Высший Долг,
Через Науки Поэтичность,
Её безумную лиричность,
Русско-Ордынский высший долг! 

– Когда влетим, прикрой лиричность,
И укроти свой костный слог…
Мудра твоя педагогичность,
Где процветает алогичность,
Здесь восемь тысяч лет Пролог,
От нашей Эры! Кто-то впрок
Систему навязал отсчёта,
И обнулил «Доску Почёта»,
А значит Память, – всем Урок!?
-Да, дорогой, воткнули Бога, –
Связав библейскую дорогу,
С Душой, на вечность, введен Рок? 

Для всех Систем и Параллелей.
Залысины увидим прерии
От «саранчи», летящих к Северу,
Следы видавших колесниц,
Славянский выговор услышим,
Наш Пантеон внутри разыщем,
Богов языческих десниц.
И приземлимся, близ границ,
Для адоптации средь мыслей.
Среди славяно-русских лиц
Незамедлительно придётся,
Упасть пред Пантеоном ниц,
Сказав Богам, что в генах – чист,
Иначе смертью обернётся
Наш познавательный визит!

O’key, my Friend! Уже готов
Пред Предками предстать, как смена!
Достойно защитить во времени
Язычество, в библейском бремени,
Наследие славянских слов!


И потащила по Оси,
Моя Душа, своих фантазий,
Диалектической Спирали,
В первый виток формирования,
До первых признаков Руси.


*

На третьей Сжатия Волне,
В период зимней навигации,
На семитысячной дистанции, 
До нулевой ориентации –
Зачатия Христа «извне», –
С Языческой рекомендацией,
Потомки шли Тропою Нации
По Звёздам, Солнцу и Луне,
Наскальным вехам калии,
Сметали «всё и вся» избранники,
Дети Природы, не помазанники,
С Арийским Богом на копье,
Диалектические странники,
Пружиной вытолкнутые Арии, 
В Степь возвращались по Весне.

Касаясь, выше, информации
Хотел бы объяснить суть «странствия»,
Внутри пространств Экосистем.
Вся территория бескрайняя 
Под Силою непререкаемой,
Имеет, всё-таки, предел: 
Географический? – Естественно,
В объёме массы свежей зелени;
Количество голодных стрел,
Не может прокормить без меры,
Потенциал природной Прерии,
И, тут как тут, Исход – созрел, –
Происходил, как бы, «обмен», 
В Миллениум, один раз, ген, –
Природы График, и, – во Времени!
Арийские, к примеру, прения
Сводились, лишь, кто трус, кто смел! 
Как саранча сожрав «Эдем»,
На юг летела от мороза…

Запомнить пахнущие розы,
В краях любви, убийств, измен…

Причина? – Сжатие – безмерное!
Где энергетика системная, – 
В защите всех Экосистем!

Беда извечная – Незнание! –
В Движении, через изгнание,
Весь познаётся грешный Мир!
Коль нет Предела для Познания,
Познать бескрайность Мироздания 
Заставило писать сей Гимн.

Списать бы рад арийский Рай,
Перенеся из тьмы в реальность,
Доставить россиянам радость,
Открыв закрытый «кем-то» край, –
В чертах Истории беспамятств,
Винить доверчивость славян,
Медовую вливая сладость. 

Нет худа, знаем, без Добра!
Тартарии Московской ярость,
Проигнорировала старость,
Осталась юной навсегда!

– Запишешь всё, как продиктую!
Душа мне бросила вкрутую,
Проснувшись, видимо, во мне.
Задачку вычислим любую! 
Корректностью я не блефую,
Когда гуляю при Луне.

Реконструируя «Историю»
Без поэтичной аллегории,
Правду прочтём по кольцам древ.
Чрез Хронологию Истории
Воссоздадим былые «оргии»,
Но, без Садом-Гоморрных тем… 

Прошу простить меня, Читатель,
За мои скверные стихи!
Я, по призванию, – мечтатель,
Скорей всего – плохой ваятель,
Не с божьей, видимо, руки,
Я каплей родника реки
Вливаюсь, как источник здравия,
Для всей Руси, без православия,
Списав крамольные стихи
Души моей, без опознания,
Я начертал, не от Луки… 

Без разрешения(!) – анафеме 
Я буду предан всей епархией
На бреге Матушки Реки.
Не Русью преданный забвению 
Прах разнесут, с остервенением,
С любви «Хранителя» руки… 

Для инквизиции – грехи!?
Да, в шестигранном православии
Искореняются заранее,
Навечно, якобы, долги
Любой Души и исполнителя,
Фальсификатора их Истины,
И, в центре, Матушки-Москвы. 

Не продолжаю хронологию,
От скалигеровских юродиевых,
Истории Славянских Игр…
От Ярославля и до Новгорода
Искоренялась первородность
Степной Руси, чтоб Мир забыл.

Я начинаю Хронологию
Истории без мифологии,
Библейских плагиата схем…
Душа способна по Спирали
Слетать в начало изначалья,
А я спишу, как тот Гомер…


*

Часть седьмая

Реконструкция Истории

Давно я не садился в кресло
Без Права начертить сюжет
Поэмы, проливая свет,
На хронологию и место
Событий, связывая текстом
Стиха, искоренённых лет
Истории, – звучащий Сонм –
Из Тайн закопанного детства
Земли, племён и их полпредства
С далёких до Христа времён.

Всё, что в шести частях написано,
В рамках трудов академичности,
По Миллеру, – дошло до нас.
Я, лишь, пытался оппонировать,
Интуитивно делегировать,
Вставляя в тексты много раз,
Крупицы мыслей между строчек,
Абсурд, закончив многоточием,
Сканировать пытаюсь Вас.

Нарисовал ли текст картину,
«Историей» не зафиксированной,
По-хамски стёртой с черт Земли.
Из Памяти народов изгнана,
В Сознании Истоки – списаны,
С благословения руки?

Кто в это время правил Миром,
Кто разрушал сокрытой силой,
Силу всевластия Его?
Зачем разрушили «до пыли»,
Секреты, видимо, в былинах,
Нам Правды знать не суждено?

Цель, «тайных» сил: – Искоренить
И навсегда придать забвению
Историю, до умертвления,
Беспамятство вколоть в артерию, 
Кувшин Истории – разбить!
Глядишь, чрез двести, триста лет
Русско-Ордынскую Империю,
С руки преступной Скалигера,
Забудет весь простейший Свет… 

С лица Земли исчезла ветвь
Романовых, как Кары мера!?

Русь древняя – Источник Веры!
Как Душу Ей душила смерть
Все Хроники полны примеров…
В Истории слывёт Полпредом,
Готова Гимн Страны запеть!


Москва осень 1998 г. R.V.A.

Запись опубликована в рубрике Поэмы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *