Двоюродные братья за столом

Двоюродные братья за столом,
Поэма

«И так далее, и так далее, и так далее»
Иосиф. Б.

Двоюродные братья за столом,
Один из них приехал из Израиля,
Общались, вспоминая о былом,
«И так далее, и так далее, и так далее»…

Я – русофил, с заметной сединой, 
Терзался мыслью, предвкушая главное –
Ответ(!), который даст(?) полу родной,
«И так далее, и так далее, и так далее»… 

Полу еврей – мой брат, – полу еврей!
Пять лет уже, как подданный Израиля, 
По Батюшке – ментальный прохиндей, 
«И так далее, и так далее, и так далее»…

Мамам – Фетисовы, – из мест 
Смоленских, до времён призвания
Нести Природы женский перст,
«И так далее, и так далее, и так далее»…

Брат пить не стал, –
Знать бочку выпил ранее,
Сославшись на здоровый нрав(!),
Систему и свободу прав,
«И так далее, и так далее, и так далее»…

Дед, по Отцу, мой, Русаков!
Не пас на пастбище коров,
«И так далее, и так далее, и так далее»…
С друзьями вёл извечный спор
«Что делать?» – крови вечный зов,
«И так далее, и так далее, и так далее»…

Сидим на кухне, не в Израиле,
В центре Москвы обетованной(!), –
Стала святилищем воров?!
Звезда буреет шестигранная,
Русь погружается в Содом,
А с нею весь славянский дом
«И так далее, и так далее, и так далее». 

Что разошлись по убеждениям
Я понял позже, здесь в Москве.
И в состоянье предвкушения,
Налил я рюмку, с отвращением
Тост произнёс, держа в руке: 

Мы наблюдаем возвращение
Сына заблудшего во Тьме!
Простите скудность угощения,
Как результаты просвещения,
Как дань, принесшую чуме:
– Жена, – не выразив смущения,
Кроме презрения ко мне,
Рюмку корректно пригубила,
Налить вторую «убедила»,
Топить «пришествие» в вине;
– Брат – гостевого удивления 
На гнев и ненависть во мне.

Я, опрокинув водку смело,
Как опрокидывал мой Дед,
Не закусил, – как русовед
Запил сурьи глоток с фужера,
Начал рассматривать сюжет
Визита, как бы раз в сто лет, –
Брата заблудшего «премьера»…

Не приглашал я погостить,
Но, дал согласие на встречу,
Память «по-братски» обновить,
Бакста, на совесть надавить, 
Счёт, в соответствии «предтече»,
Души предательств не простив,
Прослушать бред Иуды речи…

Двоюродные братья за столом,
Один из них пролётом из Израиля,
«И так далее, и так далее, и так далее»… 
Не заблудился ль? – В русский дом,
Как неприкаянный вошёл,
«И так далее, и так далее, и так далее»…

По правилам Славян – грешно,
Ведь просчитал он всё заранее,
Стал кандидатом не в Израиле(!),
В Мариуполе, пардон, Хохляндии… 
На старость лет – талмуд? – Смешно! –
«И так далее, и так далее, и так далее»… 

*

Корни поэмы – вдалеке,
В десятилетней перспективе.
Не упрекните в примитиве
Слабость «реакции пирке»(!),
В плохо исполненном пике(!),
В психологическом надрыве 
Набухших вен в моей руке, 
Залить горящую картину,
Словесной пеной примитива,
Разрушив память на песке(!),
Где артефакты-замки пляжные 
Волной седеющей вальяжной,
Азовской, смоет, налегке…

Иметь достоинством сумы,
Мне не хотелось бы страницу,
Лживой наполненной воды,
С портретами худой синицы, –
А с журавлями Небосвод!
Волне не смыть моих амбиций, 
Строк исторической петиции,
Осознанных славянских од!

Коль Философия Мыслителей,
Не «протокольных мудрецов»,
Сохранена в Руси, – с Учителем,
Духовно заявляем вновь:
Нас просветили Прародители,
От Пращура! – Вас, обнулителей(!),
Мы пригласим убраться вон!

Коль третью рюмку «пропустил»,
Сквозь восторгавшееся «жерло»,
Четвёртую вдогон налил…
Экспромтом зычным наградил
Тех, кто позволил Руса – смердом,
Легализируя, назвать, – 
Как «Катехизис» мог «призвать»
«Удар богов», – глупец Истархов? –
Жидохристианскую подставку
Сознательно воткнула(!) «власть»?
Я ставлю чёткую ремарку: –
Ключи Москвы – в руках Израиля,
На Русь им, братцы, – наплевать, –
Славяне! Сколько можно спать?
«И так далее, и так далее, и так далее».

*

Не гоже было объяснять
«Гостю», посланнику(!) Израиля,
Всё выше сказанное ранее,
Ему – «до фени»(!), – не понять?
Да, попросту, – на Русь – насрать…
«И так далее, и так далее, и так далее»…

Нет, он, конечно, понимает,
Молчит, внутри себя решает
Дозу принять, иль, не принять,
«На зуб», грамм десять, не за здравие…
Но, продолжает молча врать,
«И так далее, и так далее, и так далее»…

Допили кофе. Он – спешил,
Ссылаясь на проблемы, занятость…
У тётушки три дня прожил,
Но, лишь сегодня позвонил(!),
«И так далее, и так далее, и так далее»…

Ответов всех не получив,
По перечню «листов дознания»,
Чувства по-братски схоронил,
Я, навсегда, вразрез Призвания…

Двоюродные братья за столом:
Полу еврей, непрошенный, с Израиля,
Он возвратился в Русский Дом,
А в доме том, уже – Содом, 
«И так далее, и так далее, и так далее»…

*

Изрядно дождик моросил.
Мы молча вышли неприкаянно.
В метро спустились, у Израиля,
У вотчины(!), в подземный мир
Святилища(!) – беззвучный гимн:
Звёзды в колонах шестигранные,
Давидовы, – эпохи «Драйвера»(!),
В проекте Вечность(?) заложил
Проектировщик(!) – Сталин…изм
Славян окольцевал бесправием?
Нет, – иудейский сатанизм
Крест «изобрёл» и сохранил,
Зарыв(!), свою, ортодоксальную,
Религию, сынов Израиля,
В метро, под землю, в лабиринт 
«И так далее, и так далее, и так далее»…

Здесь, на «Семёновской» – их храм,
Подземный призрак семитизма!
Где в артефактах мрамор…изма
Вмурованный еврейский знак
«Всесильного»(!) иудаизма…
Вы скажите: – Здесь нужен дар,
Тайну изъять у лабиринта,
Вне поля идиш и иврита,
«Анналов» иудейских прав?

В мрамор всмотрись, Москвич и Гость!
Из самых, что ни есть, окраин:
Стоят колоны в полный рост
Их спроектировал – прохвост, –
Смысл колоннады – не случаен…
В стратегии семитских звёзд,
На колоннаде, в сером мраморе, –
Диаспоре(!) напоминание:
Предки(!) – «построили» колхоз,
Власть захватив, среди берёз…
– Опричнину, Пурим, с изгнания
Вернув в Москву, сынов Израиля,
Из Тель-Авива «русский» хвост!
Ведь Русь – живёт вне православия,
Уже давно, – вся наша(!) братия,
С трудом, на людях, терпит пост… 
«И так далее, и так далее, и так далее»…

*

Я понял: брат «услышал» текст,
Рифмованный моим сознаньем, –
Славянский, объективный тест(!),
Подпал еврей под русский пресс,
Средь иудейской колоннады,
Вдруг погрузился в явный стресс,
Не понимая, с какой стати, –
В Москве, и, на тебе, – в Израиле!
«И так далее, и так далее, и так далее» 

Мы вышли наземь на «Речном»,
Не проронив по-братски слова.
Купил я «гжелку», и, ей богу
Экспромт схватил, – не в синагогу,
А к тётушке, с полу родным,
Мы едем навестить, порогу
Не поклонялись уж три года,
Сестру не видел, как в остроге
Стихов, неистово прожил… 

Визит уже я пережил
И передать хочу дословно.
Не истерически, достойно
Запечатлев «семейный пир»,
По протоколу не простил,
Ни брату, ни сестре, – да больно,
Понять, что ты семьёй презрим,
Что ты здесь лишний и гоним,
Знать преподнёс еврей фривольно,
Причину(!) им не объяснив, –
Как память Матери спокойно
Предал, былое исказив,
Родного брата как «скосил»,
Обрёк на смерть, не схоронил(!),
Зажил, спокойно, на пособие… 

Все за столом, семьёй сидим,
Дети Руси от Протородины!?
Бутылку гжелочки открыл,
За здравие Руси-уродины,
Я выпил рюмочку один…
В отказ пошёл наш «пилигрим»,
Израиля, как new юродивый…

За жизнь счастливую семьи,
Я опрокинул, для Истории,
Вторую, – сам себе налил(!)…
В молчанье погрузился «пир»,
Как фестивальная уродина, 
На Фестивальной, априори,
Дух иудейский воспарил, 
Ветром(!) забросив из Израиля,
В корзину баскетбольный мяч(!)
Советской сборной, старых кляч…
«И так далее, и так далее, и так далее»…

Прошу простить за аллегорию,
Максимельянову, и, более,
Стихи, «семейственный» пример?
– Использую не в назидание,
Не в оскорбление Признания
Заслуг пред Родиной и Званий,
За взятый мировой барьер!
– Не чтобы вызвать сострадание
У русофилов, – понимание
Руси смертельнейших проблем!
«И так далее, и так далее, и так далее»… 
Ведь Тётка, из-за выживания
В Алтарь забросила Призвание,
Как некогда, в корзину мяч!
Чтоб «не носить ей передач»
Я выпил третью, т.е. за здравие!
«И так далее, и так далее, и так далее»…

*

С Душою, истинно израненной,
Одел я чёрное пальто,
И попрощался, как в кино
Сеанс закончился(!), заранее
Предполагал, – был в ожидании,
Скорей уйти, покинув стол…

Поцеловав в щеку племянницу,
Сестру и Тётушку, прошёл
Я прямо к лифту. Так дошёл
Сам до реального сценария,
Не выжимая сок признания, 
Сюжет сверстал не с вещих снов,
С реальности, беззвучных слов
Души моей, к ней сострадания,
Заставили писать страдания,
Но, если, что не так, – пардон!
«И так далее, и так далее, и так далее»…

На свежий воздух вышел вон.
Двадцать два тридцать на экране
Моих часов: – Москва – за нами!
Не первый раз звучит, не срам ли:
Евреем схвачен царский Трон!?

Опять волхвы сплели Содом, –
Услышал в голосе Магога,
Не с преисподней же, – с острога
Славяно-Русского, – мне больно
Осознавать душевный стон: –
Славян, всех истребляет вновь
Опричнина(!), Руси, с Исхода…
История – при фарсе? – Правильно, –
New Реформация! А, далее? –
«И так далее, и так далее, и так далее»…

Знать, собирать «степную голь»,
Взяв под ружьё их канцелярию,
Всея Европы! – Сказку Азии –
На реку Бира, всех – в изгнание!
Брат, про себя: – Вот, Паразит,
Славян ведь сможет заразить(?!), –
Как гражданин и сын Израиля(!), 
«И так далее, и так далее, и так далее»… 

*

Сверстал я этот «манускрипт»,
В полной прострации отчаянья,
Не понимая, что грозит,
Чем обернётся рифм старание…
Осознанно кричу: – Проснись,
Россия-Матушка всесильная
Руси корнями развернись,
Работа – по тебе – посильная!
Стволом и Кроной возгордись,
Ветвей Славян, – объедини
Сознание ветвей, в единое!

– Не до абсурда же? – Очнись!
Итак, прослыла примитивной,
Власть на Руси – нелегитимная!
Стегают спину люди Ирода… 
Народ обманут, я, уж, – БИЧ,*
Ужасная вокруг картина, –
Не видеть, значит – умереть!
Но, ты – жива! И любишь петь
И, танцевать, после работы
Напейся-ка сурьи, до рвоты –
Не доведёт, только от водки,
А утром чаркой похмелись…
К обеду – плечи распрями,
Курни закрутку из махорки,
Но, к вечеру – всю Власть возьми! 
И, объяви на все задворки
России и Всея Земли: –
Освободились на Руси
Ия Великие Потомки
От геноцида! – русофобов
Всех, до последнего, «ушли»… 

*

И, не заметил, как пришёл
Я к однокомнатной квартире,
К былой, уютнейшей «Пальмире»,
Убежище своё нашёл…

Промок до нитки под дождём,
Отсюда грустные мотивы,
Туманной, скажем, перспективы
Пройти поэзии кордон…
По-прежнему я слышу стон
Души Страны своей надрывы…
Мои, извечные порывы,
Излил в поэме, примитивно(?),
Как будто бы увидел сон…

Сюжет навеял «брат», с Израиля,
Смысл передал без сострадания,
Души своей, озвучив стон…
Чью, коль оставил без внимания –
Прошу простить, – предел страдания,
Разный у всех, мой – не Закон, – 
«И так далее, и так далее, и так далее»…

Я буду рад, коль Вам помог
Взбодрить Души угасшей фибры.
Кричит во мне Гражданский Долг: –
Коль не помог нам Русский Бог, –
Сруби главу библейской гидре,
Чтобы Потомок русский смог,
Гордиться Предками России!

Таков – финал, – не крик бессилия
Звучит, сокрытый между строк.
Вчитайся Рус: – Ты сам – Мессия!
И, разъясни всем русофилам, 
Нас не спасёт славянский бог!

Что, Честь и Долг Славян – бессильны 
Пред наступленьем сатаны? –
Рифмованной строкой, стремление
Своё излил я в нетерпении,
Души доверчивой, – язьви
Души семитов, гоморрейные!
Упали в Точку Осмысления!
Всем доводам моим внемли,
Мозги подвергни отрезвлению,
Дадим отпор «семит-звезде»
По-русски, и, пошлём ее,
Откуда вышла… В восхищении,
Славян объявим Возрождение,
Акт, подписав Освобождения,
Руси-России, от Яхве… 

Не дай пленить израильтянам,
Русь-Матушка, пришлым хазарам, –
В сто первый, Любич(!), километр!
Как княжеский Руси ответ –
Решение: – «Сынов» Израиля –
В тундру, на вечное изгнание,
Диалектический респект
От Святослава, и так далее…

*

6 months Later.
(Продолжение 8 июня 2003 г) 

Время безжалостно стекло
Невидимо в морщинки жизни.
Не каждый знает, что легко
Преставиться объятью тризны,
Посмертно обретя любовь
Иль ненависть своих врагов, 
За строчку Мудрости, Отчизны
Долг, выполнив, уйди из жизни, –
Честь, восхитив, таков – Закон, 
На разностопных ямбах Истины…

*

Прошло шесть месяцев, с тех пор,
Как я в гостях расстался с братом.
Не позвонил, он был бестактным
Ко мне, двоюродному брату,
Не восхищал вниманьем он,
Так и остался, но, наш спор(!)
Был лишь отложен. В силу такта,
Решил я выждать, ну и брата
Освободить от дум, – был полн
Проблемами, – не для гиганта,
А для простого дилетанта,
Кой ожидал, как грянет гром…

Без тонкости интеллигента,
Не понимая смысл момента,
Он наломал премного дров,
По жизни, как и я, синдром
Шестидесятников, – клиенты,
Как бы несчастные, вдвоём,
Так и остались оппонентами(!)
Средь «дров любви»! Я – о своём!
Отдельно, в мир иной, уйдём, 
Себя, считая просветленными, – 
Познали Истины нетленные
Любви и Ненависти! – Врём…

Мы объясняем блеф времён:
Нас убеждают строки Гениев…
Однако, «свет», так оглуплён,
Что сам решает миро-зрение,
Не объективная материя,
Но, кто достаточно умён,
Считает, что имеет Право
На Право поделиться правом,
Ортодоксальным, – миль пардон… 
С костра искрою некорректной
Сакральным шлейфом изойдём,
Отдав на вечное хранение
Созвездию, Души энергию,
Своей частицы, ночью ль, днём,
Покинем Свет, от озарения.

После «христианских» похорон,
Предполагаю, с вещих снов,
Со «сцены», уходя, без прений,
Без поэтичной рифмы слов,
Вы – претендент – хамелеон…
Жизнь театральную на сцене,
Стремились воплотить вне форм
Естественных совокуплений 
Высшей животности, пардон, –
На грани, всё же, Преступлений
Не осознав Любви, стремлений,
Как, всех Кумир, Наполеон!

*

Простите, искренне увлёкся
Я вечной темой Бытия,
Правом на Право(!), Чести, для,
На амфитеатре, не отрёкся,
От объективности, – увлёкся(!),
Вразрез Любви и Бытия…
Ветхозаветность, не зазря,
Внушает индивидуальности
Взойти к Победе Бытия,
Над Homo Sapiens Сознанием,
Быт – растворяя в полигамности,
Тысячелетия реальности,
Надеялись, что – навсегда… 

– Начав, как принято, с себя:
Ты в Диалектику внедряешься, –
Сознанье – прежде Бытия!
От психотропности избавишься,
Еврейской, если постараешься,
«И так далее, и так далее, и так далее» 
Победу учредишь Добра,
Над Злом в объятьях Бытия,
Триумф Славянского Сознания!

*

Брату дадим не усомниться,
Сейчас, в неправоте своей.
Нежданно, через надцать дней,
Опомнится, и, извинится
Воспринимая Свод статей,
Менталитета, без амбиций
Ортодоксальности, ведь лица
Несут черты Славян корней…

Но, как бы ни было, без слов,
На русской пашне возродиться,
По-прежнему, мой брат готов,
Прарусскости предав остов,
И, в новом качестве явиться,
Агнца, тайком совокупиться,
Вновь, не ломая, как бы, дров…

P.S. 
Память, познавшая мигрень,
У многих наций, с неких дней,
Несёт на бреднях «артефактов»
Семит-хамитских «деревень»,
От прерий Аравийских дней,
Месопотамии Двуречья
Где раса Чёрная – предтеча –
Не предвкушая с Белой встречу,
Жила в Содоме дикарей.
… 
Животность, пост прихода Русов,
Арий-Славян, с Гиперборей – 
Исхода Русов на Двуречье,
Не возбуждала ни парней,
Ни Русов безупречных Лель,
На автохтонное распутство…
Но, красота Мужчин-Емель –
Белых, тащила чёрных самок,
На согрешение в постель,
И, к умыканию, с полей,
Белых, русоволосых мамок…

*

Не зная как, откуда льёт
Моя Душа, скорей под мухой,
Как будто бы, совсем без слуха,
Безгрешная, так скажем, влёт
Мне закачала строки в ухо,
Иль в подсознание, – со скуки?
Я – глух, а слышу, нечто, вслух 
Диктует Истину, смеётся ль,
По-русски, способом, напьётся, 
Ну, а потом, сливает вдруг,
Свою Поэзию, без стука,
Как головную боль, под мухой,
Желанно мне, внесёт, как Друг.

*

Как видите, опять от темы,
Отвлёкся незаметно я,
Братьев двоюродных поэму,
Продолжу, «братства бытия»
Историю, чтобы любя,
Высечь, по-братски, иудея,
Столицу пролетел фанерой,
Но, под Законом Бытия…

*

Later four years

Прошло четыре года как
Мы с братом налету встречались:
Он улетал, как иностранец,
На пенсию(!), семита страх
Его преследовал, скитальца,
Осиновый дрожал, израилец,
Двоюродный, по ветру, брат,
Как ветви лист труся опавший,
Тораидальным сразу ставший,
Похоронив Старушку-Мать,
С ней Родины-России стать,
Сменил на ветхую, уставший…

И, улетел, надеясь, младший
Родной брат(!) выживет, Илья –
Не выжил, – весь Душой – иссяк,
Запил несчастный на распутье,
В период постсоветской смуты,
И, в мир иной, ушёл, – наш брат,
Сам не сложил по-братски руки, –
Товарищ Брата, «на поруки»,
«По-братски», взяв Честь на себя,
Замуровал останки в урне,
Сказал, – прости Илья, «услугу», 
И, распрощался навсегда…

Правобережный колумбарий,
Мариупольский, и, погребает,
Истории Добра и Зла,
Но, Жизни Смысл не объясняет,
Лишь даты две, полно скрывает,
В пепле всю Правду Бытия,
Как все, извечно, колумбарии!
И, никому не разъясняет,
Что на погосте «равноправия»,
Он, терпеливо, ждёт тебя… 

*

В Москве, как брат, по телефону 
Общался часто я с сестрою,
Ириной, ей звонков – не счесть…
Фетисовы – мы – Русских Роду,
По-русски обсуждали в споре,
Как Бакста без проблемы сеть,
Супружества связать верёвкой,
На старости, на привязь сесть,
Здесь надо проявить сноровку, –
Сказала Матушка, – что толку,
Куда не брось – полно невест! 
Ведь обручён(!) Владимир, здесь,
В Мариуполе, живёт по чести, 
При доме, Лидии-невесты,
И, дочери, – в разводе, – взвесь!
Ну, и, женил я брата, в лести
И, дифирамбах, при невесте,
Желая благ, но не из мести,
Первой жене его, чтоб вместе,
Любил вторую и до смерти 
Не допускал маразма спесь… 

Как умудрился Бакст, в итоге,
С первой женой и сыном, с лона,
Супружества, в Законе Долга(!),
В Израиль лихо улететь,
С Мариуполя – Ukrainen zone(!),
Не знаем, не желая впредь,
С Ириной только рассуждаем,
Как брата, мы, не осуждаем, –
Слыхали, получив в Израиле,
Он, пенсию, и, иностранную,
Слинял, на новый пансион
Украинский(!), расчёт заранее(?),
К своей хохлушке обаятельной,
И, первой, не сказав пардон…

Узнали, всё же,- приняла
Назад, заблудшего скитальца,
Агнцу, простив в Израиль странствие,
В миг, без расспросов, обняла,
И, начала писать, с нуля,
Ново-семейные страдания…

Встречался с Ирой милый странник.
Со мной? – Пытался, но – не внятно…
На встречу и беседу с братом
Он – не решился, – от Ума ли,
Запрета ли провинциалки,
Признаюсь, до сих пор не знаю,
Сложился брак ли в нелегалке
Агнца, в дальнейшем, и цесарки:
В Мариуполе или в Израиле,
«Хохлов» стране неофициальной,
Бакст восторгаясь о Канаде,
United States, блин, зоопарке, –
Средь полигамности солянки 
На ПМЖ был жить готов,
Укрывшись, и, без лишних слов,
Обжиться и зажить «в изнанке»
Еврея, русского, пардон… 

*

Диалектика Жизни.

Извечный между строк вопрос
Всплывает на просторах драмы,
Сокрытым тонкой эпиграммой,
Строки, звучит в оттенках грёз…
Никак, как некий, там, курьёз,
Ветвей семейных из страданий,
А философской чашей слёз 
«И, так далее, и, так далее, и, так далее»…

Строкой, представленный анонс
Поэмы, мягко перерос
В повествование трагедии – 
Попытку расписать семейную,
Ветвей трёх русских в иудейской
Ментальности, за «божий» срок,
Трёх поколений жизни вещей,
От инфильтрации, в советскую,
До постсоветской яви мерзкой,
В ней обнажился сутью Рок 
Противоречий Зла, окрепшим, 
Он растворился охамевший,
В ядре славянском, между строк
Я продолжаю, иудейскую,
Вскрывать причину досоветскую,
Злом, привнесённый в Русь, – Порок,
Общественный – Тысячелетия,
Со дня крещения Извечной,
Днепровский проскочив порог… 

Ментальность крови высыхает, 
Глас Белой расы – издыхает,
Не призывая на борьбу…
Ветвь Русаковых – увядает,
Фетисовых – уж растворяет
Кровью семитов, в голосах –
Библейская ортодоксальность –
Сокрытая фундаментальность,
Далёкая от вех Добра,
Как не востребованная гадость,
Бросается на растерзание
Чрез инфильтрацию ядра,
Славян, не зная сострадания,
В методике – сохранена…

А мы, Славянские потомки,
Не понимая всей угрозы,
Геному Белому, подкорка ль
Не излучает Глас Добра,
Матриархата Русов Воли,
Намешанных частей в подоле,
Геном, генезис Бытия,
Расы Извечной Беловодья,
Растрачен силами Добра,
Ментальности Борейной крови? 
Не принимая грешной доли,
Потомков Русов возлюби –
Славян Извечных, отруби 
Возможность подорвать основу
Предков Генетики, ко слову, 
Гиперборейную, внемли!

Тысячелетия версталась
Крона Славянская, и, зря,
Пред иудеем распласталась,
Ветвью Семьи приняв, любя
Ассимилировать пыталась,
Но, безуспешно, – намерялась,
С Победой – утвердить себя, – 
Сокрытая Генома слабость,
Геральдика Матриархата,
И, обратилась, не Пчелой
Гипербореи, – явным трутнем,
Полярной, под, Отцов звездой,
Евразии и Мира, – думай!

Так, для чего мы рождены,
Пройдя два социума Ярых:
– Матриархат белейшей расы,
От Амазонок – власть Пчелы;
– Патриархат Славян и классы,
Крещения и княжьих распрей, 
Уже разваленной Руси, 
До Интер.нац.семит семьи? 
От Ирия и яблонь пряных, –
Нам навсегда, вот так, уйти,
Бездарно предав Память Предка? 
– Читая, сим строкам – внемли: –
Жива ещё, нас Русских ветка,
На Древе Русов-Славян метка,
В Коре иль коже Белой Суть
Суперэтнической, клянусь:
Реанимировать на лета,
Душу ветвей, представив Свету,
Восславлю мою Матерь-Русь! 

*

Мы отмечали день рожденья,
Шестьдесят, своё, двухлетье(!), 
С женой Надюшей, вдруг звонок.
Беру я трубку, слышу – Ира: –
Мы не приедем, к тебе, милый,
Жизни и Смерти в стык дорог
Ты – приезжай, на похороны,
Мама ушла, из нашей кроны,
Душу её уж принял Бог! –
Речь потерял, лишь жалкий слог,
Изрёк, налил три рюмки водки,
Одну накрыл я хлебом чёрным,
Поставил, и, сказал, – так вот,
Жизни и Смерти в стык дорог
Слетелись к скорби наши Души,
Моя – при мне, а Нины – в гуще,
Ушедших в мир иной, в полет
Свободный, тётки, улетела –
Прибрала Смерть – Душа взлетела,
В царство небесное, где Свет,
И, растворил, в себе, навечно
Душу российскую нетленную,
Максимельяновой, затем… 

Мы, помянули Чемпионку:
Мира, Европы, СССР, 
Припомнили её доспехи,
Медали, звания, успехи
В Спорте и Жизни, Гимн пропев,
Отчизны нашей нерушимой,
Союза(!), Дух несокрушимый
В Последний Путь, и, провели…
Ведь, нам, придётся, всем пройти,
В отдельности, но, в своё время!

*

(Продолжение следует) /без редакции/
(to be cont.)
* БИЧ – бывший интеллигентный человек!
г. Москва, 07 декабря 2002 г.

Запись опубликована в рубрике Поэмы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *