Под парусами к New Зеландии…

Из архива:

Бывает стыдно, неудобно,
Когда, случайно, невзначай,
Я, как свидетель инородный(!),
Не за столом, где пили чай,
Услышал камерно-салонный,
Я разговор, почти фривольный, –
Морской Души моей печаль.

Прошу простить меня: читателей,
Врагов моих и почитателей,
За этот пересказ в стихах! –
Настолько, по уши, в грехах,
Что моя исповедь(!) Мечтателя,
Развеселит всех изыскателей(!)
И возвратится, may be, в снах,
Однажды, к вам, не вызвав страх,
У любознательных старателей…

Чтоб не остаться в дураках,
Я рифмой зарисую запахи
Эмоциональные, из странствий
Заморских! Скорпиона Память –
Банк обоняния(!) – накапливал,
Хранит оттенки гениальные
Менталитетов вкусных Стран,
Таков уж мой природы дар,
Запоминать индивидуальные,
(Списав привычные, банальные),
Тончайший их нюансов шарм…

*

Под парусами, к New Зеландии,
Протекторату Старой Англии,
«Надежду», ветер, по волнам,
Наш STS, легко пригнал,
Пришвартоваться к пирсу Aukland(а)
Под самый ранний(!) Новый Год!
Нам посчастливилось, – за здравие
Друг-друга пить, и, за бесправие
Нас, русских, и, за New Народ!

«SeaFarerCenter» приютил,
Нас, бессеребрянных верзил –
От судовой сбежали скуки,
Забыв на вечер слово duty,
От Free, присели в «Новый Мир».

Глотнули whisky, – ну, и гадость!
На пальцах бросили, – досталось
Механику в ларёк бежать…
Собрали быстренько АМ-доллары,
Гонец рванул, за «пол-Смирнова»,
Нам всем осталось подождать…

Со льдом цежу я кока-колу,
Вкушая tete-a-tete Свободу, –
За столиком услышал речь
Girls, сексапильную картечь
Пощёчин, своему партнёру,
Чуть позже понял, с сутенёра
Хотела гонорар извлечь.

Слева, блондинка, – высока,
Форм исключительных владелица,
Исходит сексуальной ересью, –
Всё не вместит моя строка…
Втянув с руки привычно коки,
Её подруга, разомлев,
Излила женские пороки,
Как будто бы гулял гарем:
– Ребята эти – из России,
Совокупленья знают толк!
Сниму я в баре Russian Grizzly
И, – Да, простит желанье Бог!

– С ума сошла! Безумна, что ли?
Он растерзает Евы «сад»!
Ты хочешь траурный парад,
Отпетой быть? Of course, but, – sorry!

Плывущей, царственной походкой
Мадам к Ивану подошла: –
Давай, my Friend, налей-ка водки
Глотнём, за здравие «находки!», –
На небесах звезда взошла!

Повисла, как брелок на шее.
Искрился блеск её волос:
– Пошли, моряк, ко мне скорее!
Я, в накрахмаленной постели,
Вас погружу в реальность грёз!

Опешили of crew свидетели.
Вскочили «штатные радетели»,
Кричат: – Вернись, ты – сосунок!
Моргнул ему: – О’key, сынок!
Не оплошай, России Сеятель!

Выпив еще один глоток,
За лифчик сунул fifty dollars,
Он вытащил презерватив
И показав, сказал: – Я – холост!
А Вы, наставник мой – Кумир,
Поклонник Муз и светских Лир,
Стихи пишите для влюблённых!

Её подружка омрачила, –
Сказала: – Оплати коктейль!
Со стула быстро соскочила:
– Я с вами, милые, в постель!

И трио быстро испарилось,
Оставив шлейфы от «Channel».
Все, местные, – не удивились
И продолжали пить коктейль.

Дорожный я открыл блокнот.
Строка легла как бы фривольно.
И пробежав сюжет довольный
Мурлыкал как премудрый кот.
Наши негласные «радетели»
Внештатные, скажу, «свидетели»
Исчезли, чтобы донести.
А я, поставив в конце точку,
Водки глотнул, закончил строчку,
Морской истерзанной Судьбы.

Услышал руку на плече.
Ванюшкины глаза сияли!
Мои, наполнены печалью,
Кадетской молодой Душе,
Сказали, – написал, уже, –
Тебе на память не вручали?

Я расплатился и мы вышли.
Он крикнул, по-мужски: – Такси!
Отец и сын в New пили whisky, –
С ним в чёрные попали списки,
С «лёгкой» совдеповской руки…

*

sts «Nadezhda»,
New Zealand, Auckland,
16 декабря 1993 г.

*

Паруса Надежды!
[Виктор Русаков]
Под этими парусами я сделал две кругосветки, гопода, в должности Начальника радиостанции!
И этим горжусь!

Виктор Русаков
https://rusvic.ru/
.

Запись опубликована в рубрике Лирика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *